Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
28.03.2011
Биометрия и грузинская "восьмерка"

Послушное население земли уже свыклось с тем, что его судьбу решает «большая восьмерка» (G8). Грузия, как всегда, и в этот раз в русле мировых тенденций; судьбу выборов в Грузии будет решать «малая восьмерка» политических партий. Разумеется – вместе с «большой пятеркой». «Большая пятерка» - «Единое национальное движение» (излюбленная цифра Саакашвили в выборных списках - 5) , круглый отличник и «маяк демократии».

«Большая восьмерка» - международный клуб Британии, Германии, Италии, Канады, России, США, Франции и Японии, тогда как «малая восьмерка» - оппозиционный грузинский клуб, надеющийся посредством выборов распустить «большую пятерку» по домам. Основной нажим делается на биометрические паспорта. Для начала требуют использования биометрии в промежуточных выборах в телавском округе. Логика проста: в одном округе можно испытать систему, к тому же подразумевается, что из-за одного мандата правящая партия убиваться не будет (у них и без того – конституционное большинство!).

Напомним, что в 1998 году, в лагодехском округе в промежуточных выборах «Союз граждан Грузии» не отказался от насилия, фальсификаций и даже от помощи тамошнего муллы (для мобилизации азербайджанских избирателей). Кстати, у «Союза граждан Грузии» в парламенте тоже было конституционное большинство. Всего год оставался до следующих парламентских выборов, но «граждане» не уступили один мандат оппозиции даже на один год!

Шли годы. Тогдашние «граждане» превратились в «отличников», но телавский мандат они уступать не собираются. Они уже заявили, что биометрию не используют даже в «одном, отдельно взятом округе».

Наша «малая восьмерка» утешает себя тем, что правящая партия еще раз продемонстрирует «нежелание провести справедливые выборы».

Сколько же все-таки раз «большая пятерка» должна это продемонстрировать? В 2003 году даже по собственным экзит-полам «Единое национальное движение» должно было получить 30% голосов. То, что в экзит-полы они вписали желаемую цифру, в этом общественность убедилась в 2008 году, услышав бесстыжие данные экзит-полов от Нодиа и Якобашвили. Однако, вернемся к выборам 2003 года. «Единое национальное движение» получило почти 27%, а разницу в 3% посчитала поводом для революции и ответило на «несправедливость» государственным переворотом.

Когда революция не получается, рождается вера в технологический «прорыв». В данном случае роль «прорыва» отведена биометрическому паспорту.

Чем же является биометрический паспорт и насколько он может исключить фальсификации выборов?

Чрезмерное доверие к биометрическому паспорту либо наивность, либо – преднамеренное действо. На выборах 2003 года роль подобной панацеи была отведена единому электронному списку избирателей. Взялась за подготовку этого списка та же организация, которая и сегодня участвует в переговорах «малой восьмерки» и правящей партии об улучшении избирательной среды. Список оказался полон избирателей с датой рождения 1801г.

За неполный месяц удалось уточнить списки, но случилось невероятное: после ввода исправленного списка сервер выдавал первоначальный абсурдный список! Несложно догадаться, что эти «ошибки» были вложены в компютерную программу. А программным обеспечением тогда занимались люди Жваниа и Кицмаришвили. Более того: программа не являлась собственностью грузинской стороны. Как только это мошенничество было раскрыто, главный программист «испарился», а руководитель «безвозмездно» помогающей нам американской организации впала в глубокую истерику. Мы оказались вынуждены отказаться от «надежного» электронного списка и выборы прошли по рукописным спискам.

Такие же чрезмерные надежды связывали в 2003 году с маркировкой избирателя. На самом деле, благодаря принятому для тех выборов избирательному кодексу, процедуры были настолько усложнены, что избирателю требовалось 10-15 минут для того, чтобы проголосовать. На участках образовались очереди, в целом ряде случаев пришлось продлевать время голосования. При соблюдении всех требований избирательного кодекса выборы могли быть сорваны. Возникает вопрос: неужели Жвания, мастерски управляя процессом принятия кодекса, не догадывался об его изъянах?

Разумеется, догадывался. Но именно этим путем: усложнением процедур, взаимоисключающими требованиями закона, неразберихой в списке избирателей должна была сложиться революционная ситуация. Действовала формула «чем хуже, тем лучше!» Еслы бы выборы были сорваны, ответственность за это была бы возложена на власти, а если все же выборы были бы проведены, то протестные выступления прошли бы из-за списков и «фальсификаций». «Революционеры» оставались в выигрыше в любом случае.

Быть может наша «малая восьмерка» так же прозорлива? Увы, нет!

Самая распространенная ошибка в том, что в борьбе против режима Саакашвили противопоставляется два пути: или выборы, или революция. На самом деле апробированная схема выглядит иначе: выборы (как повод)+революция (как средство)= приход к власти (но лишь с гарантией, что запад признает новую власть и не прекратит помощь). Если бы подобная гарантия существовала, в 2008 году Саакашвили не был бы «переизбран» на второй срок, а в 2010 году Угулава не стал бы мером Тбилиси. В 2009 году ЕНД не получило бы в парламенте конституционного большинства. Но все именно так и случилось.

Может сегодня что-то изменилось?

Допустим, «отличники» согласились на биометрические паспорта; кто будет иметь доступ к серверу и программе? Разумеется, не оппозиция.

Те, кто считает электронные системы защищенными, должны ознакомиться с мнением эксперта UNDP и IFES (той же организации, которая ославилась подготовкой единого электронного списка избирателей в 2003 году) Оле Холтведа. Из нескольких идентификационных признаков биометрического паспорта Холтвед только об отпечатках пальцев пишет следующее:

«Автоматическая система идентификации отпечатков пальцев действует по принципу сравнения каждого отпечатка со всеми остальными. Для одномиллионной базы это означает сравнение одного отпечатка с 999.999 остальными отпечатками. Компютеру приходится проводить приблизительно 1 000.000.000.000 сравнений. Если в базе данных отпечатки всех десяти пальцев, то количество сравнений увеличивается до 100. 000. 000. 000. 000. Распространенная ошибка в том, что поставляющий услугу заявляет, что сервер может провести 50.000 сравнений в секунду, а соответственно, при такой скорости миллион сравнений можно провести за 20 секунд. Это не так. На миллион сравнений требуется 20.000.000 секунд, т.е. 231 день. В случае сравнения отпечатков десяти пальцев потребуется 63 года»(!).

Эксперт анализирует возможность сокращения географического ареала и количества сравнений и приходит к выводу, что это возможно лишь в том случае, если можно доверять членам избирательных комиссий! Попросим тех членов «малой восьмерки», которые доверяют членам избирательных комиссий, сделать шаг вперед. Что, никто не выступил из стройных рядов?

А вот техника часто выходит из строя, причем – чем она сложнее, тем выше риск, что так и случится. Если в 1998 году в Лагодехи при подсчете голосов на участках просто отключали электроэнергию, теперь становится возможным фальсифицировать результаты выборов при помощи высокотехнологичных вмешательств.

В 2000 году при помощи несравнимо менее сложной системы электронного голосования Эл Гор «потерял» 16.000 голосов в пользу Дж.Буша. Победу у Гора окончательно отобрал суд, отказавший в ручном пересчете бюллетеней.

В 2003 году американские ученые в системе электронного голосования обнаружили 382 ошибки, в том числе – 26 критических, сама же система оказалась незащищенной от проникновения!

В 2002 году Дж.Буш выделил 3,9 миллиардов долларов на обновление этой системы. Кончилось все тем, что в тех округах, в которых пршло «обновление», выборы чудодейственным образом выиграли именно республиканцы!

Президентские выборы 2004 года в США лишний раз подтвердили, что электронные системы прекрасно используются для фальсификации результатов; в Огайо система добавила президенту Бушу 4.000 голосов, в Северной Каролине 4.500 голосов «пропали» (разумеется, это были голоса не Буша), в Новом Орлеане система вышла из строя.

Что касается защищенности биометрических паспортов, два британских журналиста провели эксперимент: т.к. вмонтированный в паспорт чип читается, как простой штрихкод, они за 200 евро приобрели устройство, читающее штрихкод и без проблем «скачали» с паспорта всю информацию. Несмотря на беспочвенную доверчивость нашей оппозиции, биометрический паспорт также незащищен, как и любой другой документ. То, что создает один человек, другой всегда сможет испортить.

Еще один признанный эксперт по вопросам выборов Джеральд Митчелл подчеркивает:

«Интегрирование биометрических технологий в процесс регистрации и идентификации избирателей требует централизованного хранения биометрических эталонов, предположительно путем создания базы данных физических характеристик избирателей, которая будет подконтрольна действующей власти. Защита данных требует высокого уровня безопасности. Должна быть исключена возможность изменения биометрических эталонов, т.к. это может быть использовано для фальсификаций. Например: данные личности могут быть повреждены или изменены, что целенаправленно создаст проблему его идентификации. На точность результатов также могут повлиять кибер-атаки на сервер биометрических данных».

Кому не верится, что для фальсификации будет использована именно описанная методология, пусть поднимет руку. Что никто из «малой восьмерки» руку не поднял?

Одним словом, биометрический паспорт не только не является лекарством от фальсификации, но и делает этот процесс менее болезненым для правящей партии. Однако вся эта биометрическая шумиха является прекрасной возможностью для прибыльного бизнеса. Только в США прогноз доходов от него представляет более 6 миллиардов долларов. Не сложно догадаться, кто приберет к рукам этот бизнес! Подобно 2003 году Эроси Кицмаришвили вряд ли подпустят к биометрическому бизнесу. Хотя . . . Кто знает?

Самое интересное во всем этом деле то, что биометрию в день выборов не использует ни одна страна в мире.И все же, «малая восьмерка» упорно требует внедрения этой «революционной» технологии в Грузии. Зачем? Допустим, после долгих уговоров правящая партия согласится. Что потом делать с проигранными «биометрическими» выборами? Как и где опротестовать их результаты? И откуда такая уверенность в том, что именно биометрия позволит добиться победы на выборах?

По крайней мере, после «биометрического» провала на выборах вышедший на улицы народ (если еще кто-то выйдет!) распустить по домам будет несложно!

Нана Девдариани

Статьи по теме
Партнёры