Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
23.03.2011
Будущее переформатирование Ближнего Востока

На Ближнем Востоке, который в широком смысле охватывает территорию от Северной Африки до Ирана, продолжаются столкновения, демонстрации и по-прежнему высока политическая температура. Попытаемся провести общий анализ происходящих событий, чтобы увидеть тенденции и контуры общей картины, которые могут выявиться в случае развития ситуации по тому или иному направлению.

На наш взгляд, существуют два основных варианта того, какие последствия могут настать через один или несколько лет: 1) выгодная для Запада политическая ситуация; и 2) не столь выгодная для Запада, но более приемлемая для других геополитических игроков ситуация.

В свою очередь, эти варианты делятся на подварианты. Например, ситуация может быть выигрышной для США и сравнительно меньше – для Евросоюза. Или выгодной для Ирана и Китая, и не совсем выгодной – для России и т.д.

Но мы рассмотрим два основных варианта в целом и потом отдельные страны.

В краткосрочной перспективе ситуация, как видно, развивается благоприятно для Запада. США смогли избавиться от непопулярных режимов в Египте и Тунисе таким образом, что оказались как бы на «стороне народа». Сегодня Запад пытается направить возникшую волну на такие страны, как Сирия, а потом Иран. Во многих арабских странах на передний план социальной активности вышла молодежь, у части которой имеются иллюзии насчет демократии западного типа (это результат деятельности закостеневших режимов) и им кажется, что в арабских странах можно построить «демократические» общества, похожие на Европу.

Но, на наш взгляд, в среднесрочной и долгосрочной перспективе управлять этими процессами для Запада будет все сложнее. Активизировавшийся народ скоро увидит, что митинги и «демократия» сами по себе не обеспечивают экономического роста. Вторжение западной культуры и обычаев (что уже имело место в Египте и Тунисе) породит протестный заряд в обществе. Исламское общество не смирится со «свободным» поведением и другими атрибутами западного мира. Западу понадобится инвестировать и оказывать помощь «демократическим» арабским странам (где нефти недостаточно), чтобы у народа не появилось разочарование в «революциях». Но таких средств Запад не имеет, и в будущем еще меньше будет иметь.

Поэтому «демократическая» риторика и эйфория «свободы» схлынет и возникнет необходимость в повседневной работе, чтобы арабы начали строить сильные и современные государства, которые они пока не имеют. И здесь в повестку дня встанут идеологические вопросы: какой курс избрать той ли иной стране – вновь союз с Западом, прикрытым демократической риторикой и правами человека, чтобы получать оттуда инвестиции и технологии, или реальную независимость, что подразумевает создание собственной технологической базы, защиту внутреннего рынка, ориентацию не на Запад, а на собственные силы. А также на такие страны, как Китай, Россия, Иран и т.д.

С этой точки зрения рассмотрим перспективы отдельных стран.

Египет.

У этой страны всегда была претензия на лидерство в арабском мире. На сегодняшний день Египет имеет самую большую численность арабского населения – примерно 80 миллионов человек. В Каире расположен некий идеологический центр мусульман-суннитов: духовный университет Аль-Азхар, со своей мечетью. В этом центре осуществляется обучение исламской молодежи во всего мира, и также там работают авторитетные для суннитов богословы, которые направляют мусульман в деле осмысления социально-политических и других вопросов с точки зрения ислама. В Египте находится Суэцкий канал, связывающий регион Европы с одним из главных нефтедобывающих районов мира – Персидским заливом. Египет граничит с сектором Газа, который является единственной полностью подконтрольной палестинцам территорией на сегодняшний день.

На фото: университет Аль-Азхар

После отставки Хосни Мубарака Египет оказался на распутье. Мубарак завершил создание секулярного, военно-полицейского государства, которое напоминало Турцию времен Ататюрка. Правда, сейчас власть в Египте снова в руках военных, но им трудно будет ее удержать, и видимо, они не будут за нее цепляться. Рано или поздно, в Египте пройдут парламентские и президентские выборы, и сформируется новая власть. Референдум от 19 марта уже подготовил условия для этого.

Кто может прийти к власти в Египте? Ясно, что остаткам бывшего режима, которые объединены в Национально-демократическую партию, будет трудно сохранить большинство в парламенте, если эта партия или ее наследница вообще не будет запрещена. Среди оппозиционных сил наиболее организованной и популярной силой являются «Братья мусульмане». Эта организация была основана еще в 20-х годах прошлого столетия и имеет филиалы во многих арабских странах. Хотя эти филиалы довольно независимы друг от друга и часто выражают разные позиции.

«Братья мусульмане» недавно объявили о создании политической партии, которая будет называться «Свобода и справедливость». Именно эта партия примет участие в выборах в парламент. Примечательно, что «Братья» всячески подчеркивают, что они не являются исламскими фундаменталистами и не собираются строить теократическое государство. Они демонстративно посылают приветствия коптам-христианам и их духовным лидерам, ведут переговоры с другими партиями о формировании единого избирательного списка, занимают умеренные позиции почти по всем вопросам. «Братья мусульмане» поддержали проведение референдума, в то время как другие оппозиционные силы и молодые активисты революции выступили против предлагаемых поправок, считая их недостаточно радикальными. То, что почти 80% населения проголосовало за поправки, косвенно свидетельствует о большой популярности этой силы в обществе.

Но эта организация пока не собирается брать на себя полную ответственность на ситуацию в стране. Они заявили, что не выставят своего кандидата на президентских выборах и более того, не будут пытаться завоевать как можно больше парламентских мандатов. По мнению некоторых экспертов, партия «Братьев» удовлетворится 35-40 процентами мест в будущем парламенте, хотя имеет шанс получить большинство.

Видимо, такая осторожность обусловлена двумя причинами: а) экономика страны находится в тяжелом положении после революционных волнений, поэтому новому правительству придется проводить не очень популярные реформы, чтобы оздоровить ситуацию; б) на Западе «Мусульманские братья» все еще воспринимаются, как пугало, как движение фундаменталистов, и их резкий приход к власти может изолировать Египет от Запада, от которого эта арабская страна еще сильно зависит.

Однако, на наш взгляд, рано или поздно исламистам придется брать власть в свои руки. Тогда начнутся самые интересные события: выяснится, какова будет позиция «Братьев мусульман» по международным вопросам, по отношению к США и Ирану, по мирному договору 1979 года между Египтом и Израилем и т.д. Но самое главное: начнут ли исламисты после прихода к власти реализацию «иранской модели» развития в той или иной форме.

Здесь мы не имеем в виду создание теократического государства, так как у суннитов нет такой прослойки, как аятоллы в шиизме. Но «иранская модель» означает не столько «режим мулл (аятолл») и клерикализм, а определенную идеологию: опору на собственные силы в экономике; развитие собственной науки и технологий, в том числе в атомной сфере и в космосе; имплементация религиозных норм в общественно-политической жизни и в быту; антизападная и антиизраильская позиция во внешней политике.

Если Египет не пойдет таким путем, потенциал которого у него есть, исходя из количества населения и интеллектуальных ресурсов, то тогда египетская «демократия» останется болтовней и попыткой понравиться Западу, чтобы опять жить за западную помощь, инвестиции и туристах. В этом случае «демократию» следует понимать как диверсию против всего исламского и арабского мира (и не только), чтобы создать ложные идеалы и совратить другие страны, особенно Иран, свернуть с избранного пути.

Ливия.

Происходящие события в Ливии находятся в центре внимания всего мира. За последние недели случилось то, что трудно было ожидать: Муаммар Каддафи смог повернуть почти безнадежную для него ситуацию, когда города переходили под контроль оппозиции, в том числе второй по численности город Бенгази, и многие представители власти начали переходит на сторону противников режима. Каддафи смог перевести «мирные выступления» в вооруженную борьбу и здесь выявилось его преимущество: режим смог сохранить костяк преданных сил (элитарные бригады), а превосходство правительственных сил в огневой мощи над мятежниками не оставляло им шанса.

В этот момент произошло западное вмешательство в гражданскую войну в Ливии, в результате чего страна оказалась разделенной на две части: Каддафи контролирует западное побережье с крупными городами и центр страны, а его противники восток страны и некоторые внутренние районы на западе.

Как бы не сочувствовать ливийскому народу и даже самому Каддафи, который в 70-80 годы не раз вступал в вооруженные столкновения а западными странами, остается фактом, что полковник допустил грубые ошибки, чем воспользовались западные «освободители» и «защитники народа». Каддафи не смог установить отношения ни с одной исламской страной, в том числе с Ираном. Он не смог установить стратегические отношения даже с Россией или Китаем, несмотря на то, что Россия списала Ливии многомиллиардные советские долги. Каддафи обещал купить новейшее российское оружие, однако в последние годы покупал оружие в основном в Европе. Он лишь после начала бомбежек заговорил о том, что отдаст нефтяные контракты Китаю, Индии и России. Наверно, надеялся, что Запад не будет бомбить объекты нефтепромысла, которые разрабатывались западными же компаниями. Но эти объекты были в государственной собственности Ливии.

На фото: Муаммар Каддафи

В Интернете и в прессе распространены сведения о «сказочной жизни» в Ливии: Каддафи платил населению деньги, зарплаты были высокие, а цены низкие и т.д. В значительной степени это соответствует правде, но в то же время безработица доходила до 30 процентов. Культ Каддафи надоел значительной части населению, у которой не было никаких перспектив в жизни, кроме пассивного созерцания своих городов и проживания на пособиях. Нарушены были племенные и клановые балансы во власти, что болезненно для такой страны, как Ливия, которая в значительной степени еще живет этими принципами. Исламисты считали Каддафи еретиком, который, вместо утверждения исламских норм и шариата, насаждал собственный культ и фактически заменил священный Коран собственной «Зеленой книгой» (подобие конституции). Этими слабостями режима воспользовались внешние силы, которые никогда не прощают ошибок и превратили страну в арену гражданской войны.

На сегодняшний день ситуация вошла в тупик и не видно выхода. Трудно представить, что Каддафи сможет полностью повернуть ситуацию в свою пользу. Ясно, что Европа и США не будут восстанавливать отношения с его режимом – Запад сжег все мосты в этом отношении. Неясно, каким образом сможет Каддафи вновь запустить нефтяной сектор, тем более, если Запад установить эмбарго на ливийскую нефть.

Единственным выходом из этой ситуации было бы то, если в Ливию вошли бы китайские нефтекомпании, которые, несмотря на противодействие Запада, восстановили бы добычу и переработку нефти, и оправили бы ее в Китай или другие страны. Но такое развитие событий маловероятно. Тем более не сделают этого российские компании. Без продажи нефти Каддафи будет сложно платить населению и вооруженным силам зарплаты, пособия и т.д. Ему придется продавать нефть контрабандой и также неофициально завозить в страну наличные деньги, что будет связано с немалыми трудностями. Хотя это даст полковнику продержаться несколько месяцев и возможно, даже годов (если против него Запад не применит тактику физического устранения).

Теоретически можно допустить, что режим Каддафи и мятежники начнут мирные переговоры под международным посредничеством. Но, видимо, настолько велика ненависть между сторонами, что этот вариант видится нереальным. Тем более, неясно, заинтересован ли Запад в таких переговорах. На данный момент, Запад вполне доволен развитием событий в Ливии, что дает ему возможность провоцировать хаос и извлекать из этого дивиденды в краткосрочной перспективе.

Страны Северной Африки – Алжир, Марокко, Тунис.

Тунис, несмотря на то, что именно в этой стране началась серия «революций», так же, как и Марокко, является стратегически малозначимой страной. Основным доходом этих стран является туризм, и они не обладают крупными природными ресурсами. При этом, эти страны исторически наиболее «европеизированы», хотя в Тунисе наблюдается активизация исламистов. Исламистскую партию официально допустили в политику, и ее лидер вернулся в страну после долгой эмиграции. Но из-за того, что основным сектором экономики Туниса является туризм и сфера услуг, шансы на приход исламистов к власти невелики (это будет подано в европейских СМИ, как угроза, что приведет к прекращению туризма из Европы). Аналогичная ситуация в Марокко. По сравнению с этими странами, гораздо интереснее прогнозировать развитие ситуации в Алжире.

Алжир – крупнейшая страна Северной Африки (и т.н. Магриба) по территории и население также достаточно многочисленно. За последние десятилетия Алжир жил бурной жизнью. Война Франции за сохранение Алжира была самой кровопролитной в процессе распада колониальных империй. Но в 90-х годах 20-го века страна перенесла еще одну войну – гражданскую.

Причиной этого стала победа на парламентских выборах 1991 года исламистской партии – Фронта исламского освобождения (FIS). Это был первый случай в арабском мире, когда к власти парламентским путем приходили ярко выраженные исламисты со своей идеологией. Но вооруженные силы страны не допустили такую возможность и отменили результаты выборов. Началась гражданская война, которая длилась почти 10 лет. В конце концов, в 1999 году к власти пришел нынешний президент Бутефлика, которому сейчас 74 года.

В январе этого года в Алжире также начались волнения на социальной почве, как и в Тунисе. Но, в отличие от Алжира, эти выступления пока не переросли в революцию. Сейчас в Алжире наблюдается ситуация ожидания, но она вряд ли продлится годами. Режим Бутефлики, который опирается на армию, будет вынужден пойти на уступки и ослабить политические ограничения. Тогда на арену выйдут несколько сил.

Среди них: прозападные, в основном проевропейские элементы, которые против исламизации и делают акцент на т.н. демократизации; Военные, которые сейчас фактически у власти; Умеренные исламисты; Радикальные исламисты. Крыло умеренных исламистов представляют опять же «Братья мусульмане», то есть, их алжирский филиал. Эта сила участвовала в 90-х годах и во время режима Бутефлика в выборах, чем заслужила ярлык «предателей» от радикальных исламистов. Что касается этих последних, некоторые лидеры фундаменталистов погибли в 90-х годах, но остались в живых несколько человек. Среди них т.н. духовный лидер Аббас Мадани, которому сейчас 80 лет и он живет в Катаре, и Али Белхадж. Они отсидели 12 лет в тюрьме. Белхадж попытался активно включиться в политику в начале января, когда начались массовые выступления, но снова был арестован и выпущен до суда над ним.

На фото: кадр гражданской войны в Аджире, 1990–ие годы.

В новейшей истории Алжира есть одна страшная страница, которая, видимо, оказывает влияние на нынешний ход событий. В 1990-х годах, во время гражданской войны, была создана военная, и как оказалось позднее, террористическая организация «Вооруженная исламская группа» (GIA). Она противостояла не только правительству, но и Фронту исламского освобождения и его вооруженному крылу. Эта группировка отличалась зверской жестокостью и иногда проводила резню целых деревень, под знаменем «исламского сопротивления». Некоторые эксперты отмечали, что среди руководства GIA было много лиц, засланных спецслужбами и или тайно сотрудничающих с ними, чтобы настроить население против радикальных исламистов.

Существует шанс, что к власти в Алжире, на этот раз уже без сопротивления военных, могут прийти умеренные исламисты, или даже радикальные, хотя шансы этого, в учетом вышесказанного, не очень велики. В этом случае Алжир может превратиться в страну, проводящую антизападную политику и союзницу Ирана и Сирии. Из-за того, что в Алжире находятся крупные запасы нефти и особенно, газа, позиция этой страны будет важной в будущих политических расстановках на Большом ближнем востоке.

В то же время, Алжир традиционно имел и имеет тесные связи с Советским союзом, а потом с Россией. Алжирская армия была вооружена в основном советским оружием. В 2000-х годах возобновилось активное военно-техническое сотрудничество между Россией и Алжиром, во время которого было оформлено несколько крупных контрактов. Хотя здесь были и проблемы: например, Алжир вернул партию истребителей МиГ-29 СМТ, по причине, что в них были использованы части, бывшие у употреблении.

Можно предположить, что «борьба за Алжир» войдет в напряженную фазу в ближайшие годы среди таких геополитических игроков, как США, ЕС, Россия, Китай и исламистские течения, за которыми могут стоять Иран или страны Персидского залива. То же можно сказать о крупнейшей стране Северной Африки – Египте.

Ситуация в других арабских странах, представляющих другую часть арабского мира – непосредственно Ближний восток, рассмотрена во второй части статьи.

Георгий Векуа

Статьи по теме
Партнёры