Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Актуальная тема
30.12.2012
Падение рейтинга НАТО в Грузии - оценка грузинских специалистов

Как мы уже сообщали, 20 декабря 2012 года в Тбилиси, в гостинице «Вере Палас» состоялось экспертное обсуждение вокруг результатов опроса общественного мнения, проведенного Институтом Евразии в конце августа – начале сентября того же года. В опросе были включены пункты об отношении населения Грузии к Североатлантическому блоку – НАТО. Всего было пять вопросов по данной теме (детально с результатами опроса можно ознакомиться на сайте  georgiamonitor.org.

   Открывший заседание руководитель Института Евразии Гулбаат Рцхиладзе ознакомил собравшихся экспертов, журналистов и представителей общественности с основными итогами опроса. Он отметил несколько моментов: было зафиксировано, что среди опрошенных, значительная часть не может ответить на заданные вопросы, либо отказывается от выявления своей позиции. Процент таких людей был особенно высоким в тех вопросах, где опрошенных просили называть свои политические симпатии, но и в вопросах вокруг НАТО процент неопределившихся или избегающих ответа также достаточно велик.  

  Г. Рцхиладзе связал этот фактор с тем, что у населения весьма смутные представления о роли НАТО в мире, о том, что это за организация. Также, по его мнению, в определенной степени присутствовал элемент страха или опасения, так как прежняя власть политизировала этот вопрос и сделала частью политической конъюнктуры.

  Руководитель Института Евразии отметил, что среди тех опрошенных, которые назвали себя сторонниками «Единого Национального движения», большинство с симпатией относится к Североатлантическому блоку. Например, 67% из них согласны с утверждением, что интересы НАТО и Грузии совпадают. Лишь 2% считают НАТО агрессивным блоком. В то же время, среди избирателей коалиции «Грузинская мечта» большинство испытывают недоверие к НАТО. Лишь 10% из них думаю, что интересы НАТО и Грузии совпадают, а 53% считают наоборот. 32% избирателей тогдашней оппозиционной коалиции назвали НАТО агрессивным военным блоком, а 30% - оборонительным блоком. И лишь в вопросе – если бы пришлось выбирать между членством Грузии в НАТО и территориальной целостностью, чтобы вы выбрали? – подавляющее большинство сторонников обеих партий (как и всех других) предпочли территориальную целостность. Но и здесь среди избирателей «Национального движения» 11% выбрали членство в НАТО, что намного выше, чем у остальных партий.

  Также было отмечено, что среди грузинского населения не пользуется популярностью отправка грузинских войск под эгидой НАТО, в горячие точки (Афганистан и др.). Опрос показал, что, кроме сторонников «Национального движения», все остальные высказались в большинстве своем против этого.

  Четко негативный настрой вырисовывается среди сторонников всех партий, кроме «Нацдвижения», и в связи с возможным размещением военных баз НАТО на территории Грузии. Как отметил Гулбаат Рцхиладзе, властная пропаганда не разъясняет населению, что членство страны в НАТО, с большой долей вероятности, может подразумевать размещение иностранного войнского контингента на нашей земле. Если население осознает данный факт, оно предположительно настроится против вступления Грузии в НАТО.

 

  Выступивший затем эксперт, конфликтолог Георгий Хуцишвили отметил важность таких исследований. Он также обратил внимание на тот факт, что до октября (выборов), был распространен стереотип поведения среди населения, которое боялось или воздерживалось высказать непопулярные или считавшиеся такими мнения. Поэтому было бы интересно провести подобные исследования в будущем году и посмотреть, изменилась ли ситуация. 

  Г. Хуцишвили высказал опасение, что факт, зафиксированный в опросе, что сторонники Национального движения в целом позитивно смотрели на роль НАТО, в то время как избиратели «Грузинской мечты» фиксировали скептические позиции, не был бы использован кем-то, кто заинтересован в таком прочтении.

  По мнению эксперта Иосифа Цискаришвили, результатами подобных опросов может воспользоваться «Национальное движение», которое стремится убедить западных партнеров Грузии в том, что только оно является по-настоящему «прозападным» и ориентированным на вступление Грузии в НАТО. С. Цискаришвили заявил, что идея вступления в НАТО и сама эта организация подвергалась дискредитации со стороны бывшей правящей партии, которая заявляла, что опирается в своей политике на НАТО и даже власть удерживает с помощью западных партнеров. Если НАТО – это «Национальное движение», то тогда не годится НАТО – такой стереотип мог сложиться в сознании многих избирателей в Грузии, считает Цискаришвили.

  Он, как и Г. Хуцишвили, высказал желание увидеть результаты новых опросов, уже после выборов. По словам эксперта, время, которое прошло после выборов, должно быть достаточно, чтобы население осознало, что НАТО не является угрозой для государства, и отделило бы образ НАТО от «Национального движения». Хотя, сказал эксперт, поступает и противоположная информация, когда руководители НАТО, опираясь на односторонние данные, высказывают свои соображения о внутриполитической ситуации в Грузии. Но эта тенденция не окончательна, заявил И. Цискаришвили.

  Профессор Омар Гогиашвили высказал свое удивление тем, что обнаружилась такая разница между сторонниками «Грузинской мечты» и «Национального движения». По его словам, он ожидал, что избиратели обеих партии были бы ориентированы на западные ценности.

  О. Гогиашвили согласился с утверждением, что бывшая правящая партия произвела девальвацию идеи НАТО и вообще, западных ценностей, среди населения. Он обвинил «Национальное движение», что оно обманывало народ, выдумывая ложную информацию, например, о получении Грузией статуса «аспиранта», хотя такой статус не зафиксирован в официальных документах Североатлантического блока. Единственное позитивное, что случилось за последнее время, по его мнению, то, что Грузия оказалась среди балканских стран, часть из которых уже получила MAP (план по вступлению в членство), а часть стоит ближе к его получению, чем Грузия.

  Политический эксперт и журналист Нана Девдариани прочитала доклад о предыстории обсуждения вопроса о НАТО в Грузии. По ее словам, первый президент Грузии З. Гамсахурдия ни разу не заявлял о желании Грузии вступить в НАТО. После прихода к власти Э. Шеварднадзе, в 1992 году Грузия вступила в Совет сотрудничества НАТО, а в 1994 году присоединилась к программе «Сотрудничество во имя мира». Между двумя этими датами были потеряны Абхазия и погребены надежды на то, что «западные друзья» Грузии и лично Шеварднадзе, помогли бы в деле сохранения территориальной целостности Грузии.

  По мнению Н. Девдариани, единственное, что могло бы подтолкнуть Грузию в объятиях НАТО, это помощь в восстановлении территориальной целостности, что, по ее словам, НАТО никогда не будет осуществлять.

  Бывший председатель Пограничного департамента Грузии, генерал Валерий Чхеидзе, подчеркнул необходимость предоставления населению Грузии большей информации о деятельности НАТО. По его словам, информация, подаваемая в Грузии, носит однобокий характер. Он привел пример Афганистана, где после вступления войск НАТО, выращивание наркотиков увеличилось в десятки раз.

  Специалист по общественным коммуникациям Арчил Гамзардия в своем докладе остановился на проблеме союзничества иностранных государств для Грузии. Здесь важны следующие факторы: геополитические интересы, сходство ценностей, экономические факторы, и религиозные моменты. По его словам, отношения Грузии с Европой всегда носили, и сейчас носят поверхностный характер, лишь на уровне этикета, и для Европы Грузия остается импульсивной страной, которая представляет больше проблему, чем надежного партнера. Поэтому для Грузии остается два партнера для органических отношений: США и Россия. Обе они представляют серьезную угрозу для Грузии.

  После 2008 года в грузинском обществе наметилось разочарование в США, так как оно ожидало помощь в решении абхазского и осетинского конфликта. Грузия сейчас вновь находится на этапе, когда нужно сделать выбор внешнеполитических ориентиров. Фактор, который действуют в пользу выбора «союзничества» с Соединенными Штатами, связан с ценностью свободы: в т.н. американском образе жизни грузинам нравится идея свободы, которая никак не ассоциируется с Россией. США, в отличие от России, используют косвенные методы давления, как бы оставляя некоторую свободу выбора маленьким странам, таким, как Грузия.

  Касаясь вопроса НАТО, эксперт вновь отметил низкий уровень информированности грузинского общества вокруг этой темы. Примером этого может служить факт, что многие из тех, кто в опросах фиксирует положительное отношение к НАТО, выступает против размещения войск этой организации на территории Грузии. То есть, общественное настроение в Грузии положительно относится к НАТО лишь на уровне пропагандистских стереотипов, которые насаждала прежняя власть. Этого недостаточно для осознанного выбора. В целом, по мнению А. Гамзардия, Грузия имеет выбор не между возможностями, а между угрозами. На данном этапе невозможно сказать, какая из этих угроз – американская или российская – является большей для Грузии. Выход из этой ситуации – резко повышать уровень информированности населения.

  Профессор Леван Осидзе высказал мнение, что на данном этапе нежелательна полная смена внешнеполитической ориентации Грузии с Запада на Россию. Предпочтительнее занять сбалансированную позицию, чтобы иметь возможность вести политический торг с Российской Федерацией по разным темам, одновременно пытаясь улучшить отношения с Россией. В то же время, он высказал предположение, что большая часть тех респондентов, которые, во время опроса, не зафиксировали свое мнение, выскажутся против НАТО. 

  Профессор Хатуна Чапичадзе согласилась с утверждением, что большинство из тех, кто не дал ответ во время опроса, склоняется в пользу скептических позиций по отношению к НАТО. Она отметила, что грузинское общество является в целом консервативным, даже патриархальным, поэтому склонно с опаской смотреть на всякие новшества. Идея НАТО связана с принятием т.н. западных ценностей, поэтому вопрос ставится так: насколько грузинское общество открыто для принятия этих ценностей. По ее мнению, в грузинском обществе наблюдается отчуждение по отношению и к НАТО, и к западным ценностям, частично это вызвано той рекламной кампанией, которая осуществлялась при прежней власти. Недовольство населения властью переросло в недовольство Западом и НАТО.

  Н. Девдариани заметила, что консервативность грузинского общества парадоксально соединяется со стремлением принять все иностранное. Но это касается лишь внешних проявлений, а внутренняя конституция остается неизменной. Если грузины воспримут ситуацию таким образом, что НАТО является упорядочивающим фактором для их жизни, помогает в каких-то реформах, но при этом, не касается глубинных аспектов, то они примут его. Но, по мнению Н. Девдариани, это исключено, так как Грузии придется принять все западные ценности в таком случае.

  Блоггер, юрист Константин Чиквиладзе не согласился с Леваном Осидзе и высказал мнение, что Грузия находится не в том состоянии, чтобы встать в позу и вести политический торг, на самом деле она должна сделать первый шаг, который вернет ей уважение и оценку адекватности со стороны России. Этим шагом мог быть отказ от вступления в НАТО. После этого, мяч действительно будет на стороне России. Аналогичные соображения были высказаны также со стороны аналитика Давида Пурцхванидзе.

  Согласно профессору Гванцe Коплатадзе, у Грузии и России одни и те же ценности, вытекающие из общей Православной веры двух народов. Большая часть Грузии – Тао и Кларджети, где находились очаги культуры и религии не меньшего значения, нежели в остальной Грузии, сегодня не имеет грузинскую идентичность, она не спаслась в составе Османский Империи. Зато Грузия не только спаслась в составе Российской Империи, а объединилась и усилилась. Отдельные тяжелые эпизоды из русско-грузинских отношений никак не перевесят этот главнейший факт. Из этого можно и нужно сделать выводы на будущее.

 

Институт Евразии

Статьи по теме
Партнёры