Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
03.08.2019
«НЕУДОБНАЯ» ДЛЯ ЗАПАДА ПРАВДА О НАЧАЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

История — это цепь взаимосвязанных событий. Какие-то из них с годами стираются из памяти человечества, какие-то, повлекшие за собой глобальные последствия, остаются в ней на века.

Со временем уходят поколения, непосредственно бывшие свидетелями тех или иных эпохальных поворотов истории, и перед новыми поколениями встают проблемы, связанные с сохранением исторической памяти.

Сейчас, когда мир потрясают глобальные перемены, для многих народов остро встает вопрос о том, какую они роль играют в историческом процессе.

Ответ же истории, те уроки, которые она может преподнести — по ряду политических причин зачастую не устраивают общественных деятелей, политиков или предпринимателей той или иной страны.

Тогда на смену сохранению исторической памяти приходит конструирование новой истории: некоторые события искажаются до неузнаваемости, некоторые вырываются из общего контекста.

Разорванная цепь событий уже перестает быть историей, а превращается в чистом виде в политику сегодняшнего дня. Наиболее ярким и актуальным примером на сегодняшний день являются события Второй Мировой войны.

Ярким, доведенным практически до абсурда, примером искажения событий являются статьи различных авторов как в зарубежных изданиях, так и, к сожалению, в России о том, что, мол, никакого поражения вермахт в 1943 году под Прохоровкой не понес, а все это «большевистская пропаганда».

Невольно на ум приходят реляции доктора ГЕББЕЛЬСА (Пауль Йозеф ГЕББЕЛЬС, немецкий политик первой половины XX века — Прим.) о непобедимой немецкой армии. Подобные опусы могли бы вызвать улыбку, если бы не тот факт, что такие настроения уже получили распространение среди радикально настроенной европейской молодежи. А уж от того, что в ряде стран открытую или негласную поддержку со стороны руководства получают откровенно профашистские круги, становится и вовсе жутковато.

Появляется чувство некого исторического «дежа-вю»: если мы обратимся к недавней истории, то вспомним, что в 30-ые годы многие представители и английской, и французской, и американской элит откровенно симпатизировали Адольфу ГИТЛЕРУ. Главной же угрозой мировому порядку данные круги считали Советский Союз, в отличие от западных стран осознававший о той угрозе, которую несет в себе «коричневая чума».

Однако поддержки Советское государство не получило. Наоборот, некоторые страны, например Польша, делали все, чтобы антифашистские инициативы СССР становились невозможными. И, хотя, казалось бы, последующие события все расставили на свои места, а Нюрнбергский трибунал четко определил виновников Второй Мировой, отголоски тех настроений можно услышать и сегодня.

В сентябре 2019 года власти Польши собираются провести мероприятия по случаю 80-й годовщины начала Второй Мировой войны. При этом Россию (правопреемница СССР — Прим.), как страну, которая первая заявила об опасности нацизма, а затем вынесла на своих плечах основное бремя борьбы с ним, на эти мероприятия не пригласили.

Более того, о Советском Союзе уже заявляют как об агрессоре, а о Советско-Германском договоре, известном как пакт МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА, — как об отправной точке Второй Мировой.

Попробуем разобраться, имеют ли под собой какую-либо почву, кроме политических амбиций, рассуждения о равной ответственности СССР и Германии, столь любимые сейчас как в Европе, так и за океаном.

Начнем с того, что Советско-Германский договор о ненападении, подписанный 23 августа 1939 года, являлся одним из многочисленных аналогичных договоров, подписанных в межвоенный период между европейскими государствами. При этом он был хронологически подписан последним и ему предшествовал целый ряд событий на европейской политической арене.

К слову, ПЕРВОЙ с нацистской Германией подобный договор подписала именно Польша.  26 января 1934 года Министр иностранных дел Германии Константин фон НЕЙРАТ и посол Польши в Берлине Юзеф ЛИПСКИЙподписали Декларацию о неприменении силы между Германией и Польшей.

В документе указывалось, что он закладывает основу для новой фазы отношений между двумя странами: Варшава и Берлин гарантировали друг другу, что любые спорные вопросы в двусторонних отношениях будут решать исключительно мирным путём.

Не были уникальными и положения пресловутого дополнительного протокола к Советско-Германскому договору о разграничении сфер интересов. В 1938 году Германия и Польша также по дипломатическим каналам делили территорию Чехославакии, а в январе 1939 глава МИД Польши Юзеф БЕКбеседовал с ГИТЛЕРОМ о польских претензиях на Восточную Украину.

Исторический факт: чуть больше, чем за полгода до подписания вышеупомянутого пакта Польша обсуждала с нацистской Германией фактически возможность вторжения на территорию Советского Союза.

Конечно, можно утверждать, что одно дело обсуждение, другое — реализация планов. Можно, если «забыть» про события 1938 года, на который пришелся пик сотрудничества Берлина и Варшавы.

В мае Германия подняла вопрос об отторжении у Чехословакии Судетской области. Прага объявила частичную мобилизацию, а Советский Союз, связанный с Чехословакией договором о взаимопомощи, заявил о поддержке союзника. Однако для того, чтобы нанести удар по фашистским войскам, советским предстояло пройти через территорию Польши.

Варшава же не просто отказала в этом, но и  пообещала объявить Москве войну, ударив по советским войскам с флангов. Прогерманская и даже профашистская позиция налицо. При этом у Польши имелся и свой территориальный интерес — Тешинский край, входивший в состав Чехословакии.

Международная ситуация становилась всё более напряжённой, и польское правительство достигает взаимных договоренностей с ГИТЛЕРОМ: Варшава поддерживает германские претензии на Судеты, Берлин — польские требования.

В сентябре Франция, которая официально являлась союзником Чехословакии, а также Англия гарантировали ГИТЛЕРУ, что его требования будут удовлетворены без боевых действий.

Чехословакию же власти западных держав предупредили, что если она объединится в борьбе за независимость с русскими, то война примет характер «крестового похода против большевизма», и Париж с Лондоном не останутся в стороне. Удовлетворены были и требования Польши. В ночь с 29 на 30 сентября 1938 судьба Чехословакии была решена.

Эти события, получившие название «Мюнхенского сговора», стали действительно беспрецедентными по своему значению: судьба целого государства была решена без его участия. Советский Союз, к слову, в Мюнхен приглашен также не был.

Еще 16 мая 1935 года был подписан Советско-Чехословацкий договор о взаимной помощи. Однако в нем возможность оказания Чехословакии помощи со стороны СССР, равно как и чехословацкой помощи Советскому Союзу, могла быть возможной только при оказании аналогичной помощи со стороны Франции.

Париж предал своего союзника, присоединившись к Мюнхенскому сговору. Советский Союз, заявивший о готовности поддержать Чехословакию в одиночку, был изолирован благодаря усилиям все той же Польши. Преследуя собственные интересы, к слову далеко не законные с точки зрения международного права, Польша, «выкрутив руки» Советскому Союзу этим способствовала усилению Гитлеровской Германии.

Получив в свои руки ресурсы и промышленность Чехословакии — одну из самых развитых в то время в Европе, ГИТЛЕР быстро потерял интерес к своему «верному союзнику». А вот интерес к его территориям у германского лидера напротив, резко возрос. Это было вполне объяснимое и прогнозируемое явление.

Дело в том, что исключительно быстрый рост военной машины Германии грозил подорвать её же экономику. Рейху требовалось непрерывно поглощать другие государства и за чей-то счёт покрывать издержки своего военного строительства, иначе он оказывался под угрозой полного коллапса.

Претензии не заставили себя долго ждать. Поводом для них стал Польский коридор, отделявший собственно Германию от Восточной Пруссии. Кроме того Берлин хотел распространить влияние и на порт Данциг, имевший статус  «вольного города» под патронажем Лиги Наций.

Польша столкнулась с нацистским хищником, вскармливанию которого сама и способствовала на протяжении последних нескольких лет.

Казалось бы, Варшава в таких условиях должна была бы пойти навстречу созданию антигитлеровской коалиции. Но нет — мечты о «Великой Польше от моря до моря» и претензии к восточному соседу дали о себе знать.

Польша уверенно торпедировала попытку Британии сформировать единый фронт против нацистов, включающий саму Англию, Францию, Польшу и СССР. В польском МИД заявили, что отказываются подписывать какой-либо  документ совместно с СССР. В свою очередь, в Кремле, не сочли возможным вступать в альянсы, направленные на защиту Польши, без её согласия.

Иосиф СТАЛИН и его окружение прекрасно понимали, что стране предстоит большая война. То, что ГИТЛЕР либо захватит Польшу, либо она добровольно станет одним из его сателлитов, было очевидно советскому лидеру.

Учитывая предыдущие события, СТАЛИН опасался (и вполне обоснованно), что СССР может остаться в одиночестве перед нацистами. Перед неизбежным столкновением было логично получить максимально выгодные позиции.

Пакт МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА был, безусловно, сделкой с дьяволом. Однако СССР получил в ней существенное преимущество в грядущей войне территории западной Украины и Белоруссии.

«Россия проводит холодную политику собственных интересов. Мы бы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях как друзья и союзники Польши, а не как захватчики. Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии», — оценивал события сентября 1939 года премьер-министр Великобритании сэр Уинтстон ЧЕРЧИЛЛЬ.

Безусловно, мы видим, что пакт МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА отнюдь не стал «спусковым крючком» Второй Мировой. «Точка невозврата» была пройдена почти за год до него, в Мюнхене. Маховик нацизма уже набрал обороты и, отчасти, его раскручиванию способствовала и Польша.

Осознают ли это в современной Европе? Думается, да. Именно поэтому и растет количество попыток возложить вину за Вторую Мировую на СССР — страну, которая в отличие от ряда других государств, была готовой одной из первых вступить в противоборство с нацизмом и затем сыграла решающую роль в его разгроме.

Владимир ШЕВЧЕНКО, кандидат исторических наук, Россия.

На фото: канцлер Германии Адольф ГИТЛЕР и глава МИД Польши Юзеф БЕК, январь 1939 года.

Источник: Политком.ру.

Статьи по теме
Партнёры