Россия в ожидании революции

Непосредственный участник политических событий, происходящих в Грузии в начале 2000-х годов, бывшая председатель ЦИК-а и омбудсмен Грузии,  Нана Девдариани, анализирует

характер так называемых "цветных революций" применительно к российской политической реальности.

* * *

Волна «Бархатных революций» с конца 80-х годов прошлого столетия дошла до республик бавшего Советского Союза через 20 лет. Однако, в отличие от «бархатно» разделенной ныне почившим Вацлавом Гавелом на два государства Чехословакии, была и безжалостная, кровавая румынская революция, и опять же, утвердившаяся путем развала бывшей Югославии «демократия».

У нас часто ставят знак равенства между «Бархатными» и «Цветными» революциями, но разница между ними очевидна: в первом случае это ненасильственная смена власти (при умеренном внешнем вмешательстве), следствием которой является кардинальное изменение общественного строя и правящей элиты, а во втором – одна правящая элита сменяет другую так, что кардинального изменения общественного строя не происходит. Именно поэтому явления 2003-го года в Грузии получили название «Розовой революции», а не потому, что Саакашвили держал в руке розу.

В 2004-ом году в Украине по тому же сценарию разыгралась на этот раз «Оранжевая революция», а в 2005-ом в Киргизии - «Тюльпановая (по некоторым версиям – Лимонная) революция». Оценить явления и выявить общие закономерности корпус аналитиков (за единичными исключениями) смог лишь к 2008-му году. Постепенно вспомнили Ленина и Троцкого, как практиков государственного переворота, а затем и теоретиков, которые доказывали, что революцию можно устроить в любой стране, где существует группа людей, готовых пойти на государственный переворот с целью захвата власти. Миф о стихийных народных революциях окончательно развеялся.

По мнению британского журналиста и ученого, руководителя исследовательских программ «Института демократии и сотрудничества» Джона Лафленда, контроль над медиа во время смены режима настолько важен, что одной из характеристик этих революций является создание виртуальной реальности. В случае Грузии эта виртуальность служила не только для обеспечения государственного переворота, но и после 2003-го года остается основным инструментом управления государством.

Джон Лафленд сравнил перевороты в Белграде и Тбилиси: «Тактика, применявшаяся в Белграде, повторилась в Грузии в ноябре 2003-го года для свержения президента Шеварднадзе. Был выдвинуты и без конца повторяемы такие же обвинения в фальсификации выборов. Западные медиа, не задавая вопросов, повторили эти утверждения (о фальсификации выборов), сформулированные задолго до подсчета голосов. Пропагандистская война была развязана против двух президентов, в случае с Шеварднадзе – после долгого периода представления его большим демократом-реформатором. Обе «революции» произошли после похожего «приступа парламента», который напрямую транслировался телевидением. Об обеих передачах власти торговались с русским министром иностранных дел Игорем Ивановым, который летел самолетом в Белград, а затем в Тбилиси с тем, чтобы организовать падение действующих президентов. И, между прочим, американский посол был в обоих случаях тот же – Ричард Маэлс.

Между тем, наиболее явная похожесть состоит в использовании студенческого движения, известного под названием «Отпор» (Сопротивление) в Сербии и «Кмара!» (Довольно!) в Грузии. Оба движения имели одинаковый символ – зажатый черный кулак на белом фоне. Люди из «Отпор» обучали людей из «Кмара» и оба поддерживались США. И оба имели явную структуру, сформированного по коммунистическим принципам, сочетая видимость структуры автономных ячеек с реальностью сильно централизованной ленинской дисциплины.

Как и в Сербии, роль, которую играли секретные операции и американские деньги, была раскрыта только после событий. А во время событий телевидение не переставало говорить, что «народ» поднялся против Шеваднадзе. Все, противоположное этой оптимистической лжи, скрывалось, как например, тот факт, что «марш на Тбилиси», ведомый Михаилом Саакашвили, начался в Гори, родном городе Сталина, от статуи бывшего советского тирана, который остается героем для многих грузин. Медиа не обеспокоились, когда новый президент Саакашвили был утвержден в свой должности на выборах со сталинским счетом 96 процентов».

В 2005-ом году, окрыленный успехом государственных переворотов в бывших советских республиках Джон Маккейн с Джозефом Либерманом и еще двумя американскими конгрессменами, внесили в Конгресс законопроект «О распространении демократии и демократических ценностей в недемократических странах». Законопроект являлся логическим следствием той деятельности, которую вели американские неоконсерваторы с 70-х годов прошлого столетия. В 90-ые годы только на «независимые» телекомпании в Чехии, Словакии, Словении, Румынии, Украине было потрачено свыше 600 миллионов долларов. Это и был ресурс, который обеспечил успешность государственных переворотов в этих странах. И, разумеется, абсолютно случайно, при развитии американского сценария на сцене появлялись одни и те же фонды, американские агентства и те же персоны! Например, Марк Палмер (один из авторов законопроекта), в разные годы оказывал помощь антиправительственным движениям всех этих стран вместе с Джорджом Соросом.

Осенью 2003-го года Палмер издал книгу «Сломать ось зла: Как к 2025 году устранить от власти последних диктаторов». В ней он подробно описывает 25 условий, выполнение которых обеспечит успешное свержение неугодных США политических режимов. Среди прочих условий – создание либеральных и прозападных СМИ (прессы, радио, телекомпаний, вебсайтов); проведение западными СМИ интенсивной и систематической пропаганды по делегитимации и демонизации «недемократического режима» в сознании граждан этой страны и западного общественного мнения; «проталкивание» в ООН, Европейском Союзе, ОБСЕ, ПАСЕ и других международных организациях резолюций, осуждающих «нарушение прав человека», «наступление на свободу прессы» и т.п. в странах, где планируется «демократическая революция»; подготовка (тренинг) оппозиционных групп и организаций «гражданского общества» к проведению уличных «ненасильственных» акций – манифестаций, митингов, пикетов, блокирования официальных зданий и институтов и пр.; создание психологической атмосферы в стране, парализующей способность сторонников существующей власти к сопротивлению; использование дипломатических и финансовых методов давления на «диктаторов», членов руководства страны с целью заставить их отказаться от власти «мирным» путем.

Население Грузии сполна прочувствовала все это на собственной шкуре, но «Мировая демократическая ревоюция» продолжила свой победный марш по земле. Правда, в экспортированных революциях поражений больше, чем побед, но Джон Маккейн опирается на успех в Грузии и Украине и рассчитывает на осуществление того же сценария в других странах. Одно из его «пророчеств» о том, что «Путин разделит участь Каддафи», указывает именно на это.

В последние два года периодически «сочится» информация о том, что следующая остановка поезда «Цветных революций» будет в России. Представители однозначно проамериканской грузинской власти неприкрыто говорят о том, что революция неминуема и Россия обречена на развал. Чем грозит Грузии развал России и как он отзовется на Кавказе, - их не волнует, т.к. считают, что они изначально на стороне «победителей».

Две недели назад мы писали, что московские митинги после выборов в Госдуму ничто иное, как предварительный смотр. Это тест, сколько человек удастся вывести на улицы. Этот тест не имеет никакого отношения к думским выборам. Это подготовка к президентским выборам марта 2012-го года. Через несколько дней премьер-министр России Путин почти слово в слово повторил это. В последующие дни сами участники митингов заговорили о том, что они уверены в победе Путина, их цель лишь в том, чтобы «ослабить Путина».

Сам Путин заговорил о реформах; установка на избирательных участках видеокамер, прозрачные урны для голосования, ввод в избирательные комиссии представителей всех парламентских партий, и наконец Путин заявил, что он будем президентом лишь с мандатом доверия народа. Его инициативы настолько похожи на «формулу» друга Шеварднадзе – Джеймса Бейкера, которую он привез за несколько месяцев до выборов 2003-го года в Тбилиси, что премьер России должен догадываться: несмотря на все уступки те, кто уже сегодня уверен в его победе на президентских выборах, все равно будут кричать, что выборы были сфальсифицированы! Так, к чему эти уступки? Чтобы оппоненты поверили, что «Путин уже ослаб»?

В России направленные на усиление «гражданского общества» американские проекты пока немногочисленны и не так пропиарены. Понадобятся годы, чтобы дойти до той кондиции, как в Тбилиси в 2003 году. Это только старт. Старт марафона. А в этом марафоне, как уже было сказано, важнейшая функция у медиа и совсем неудивительно, что на митингах в Москве стали появляться «телелица».

Идеолог и организатор митингов, блоггер Алексей Навальный, автор слогана «Единая Россия – партия жуликов и воров», выступил на митинге так, что напугал даже непроправительственные медиа. Громогласные призывы к аудитории «Да или нет?!» с требованием, чтобы толпа скандировала нужный ответ, хоровое повторение речевок «Один за всех и все за одного», все это породило массу вопросов у журналистов. Неудивительно, что по оценкам медиа, Ксения Собчак выглядела гораздо солидней, чем Навальный. Фанатка Саакашвили – Ксения Собчак до сих пор с восторгом рассказывает о том, какую «демократию построил Саакашвили в Грузии», но даже у нее хватило ума, призвать митинг не крушить все подряд, а оказывать давление на власть, заставляя ее меняться и цивилизовываться. Не бороться за власть, а влиять на власть!

Другое «лицо» - Алексей Венедиктов на многочасовой пресс-конференции задал Путину вопрос: «Вы говорите про оппозицию, но поверьте мне, на Болотной площади была не только оппозиция. И вы сейчас как бы даете ответ на то, что хочет оппозиция, но что вы ответите тем новым раздраженным, новым обиженным, если хотите, несправедливостью – они считают, что у них украли голоса». Не стоит напоминать, что это точная копия грузинской революционной риторики 2003-го года. Путин ответил: «Что касается процедуры разрешения споров, то она известна и изложена в законе. В некоторых случаях, когда не подведены еще итоги, избирательные комиссии имеют право пересчитать голоса, но когда подведена черта, существуют другой способ разрешения споров подобного рода – нужно обращаться в судебные инстанции». Правильно, но вся беда-то в том, что революционеры устраивают государственные перевороты, а не бегают в суд с исковыми заявлениями!

Московскую либеральную публику потрясло то, что Путин обозвал митингующих бандерлогами. Однако Навальный настолько увлекся во время митинга, что повел себя точно так, как киплинговский удав перед бандерлогами. Конечно, неприятно, когда тебя сравнивают с бандерлогом, но грузинские революционеры и тут являются исключением; новоявленный «пайщик» телекомпании «Имеди», Гиорги Арвеладзе в своих «революционных мемуарах» пишет: «Ворвались мы в зал заседаний парламента, как бандерлоги. Местами шли локальные драки, и если хотелось туда быстро добраться, кратчайший путь был по столам». Так что, не следует обижаться, когда бандерлога называют бандерлогом!

Московские либералы сделают выводы, но важно, чтобы не оказалось слишком поздно. Чрезмерная прилежность может принести им такую же «демократию» и «права человека», как в Грузии. То, что восхитило Ксению Собчак в Авлабарской резиденции, Грузии слишком дорого обходится.

Джон Лафленд свое исследование завершает заключением: «Хотя все то, что я изложил, не относится к теориям заговора, но речь идет о настоящих заговорах. Для США продвижение демократии – важный элемент его генеральной стратегии национальной безопасности. Многие секторы Госдепа, ЦРУ и проправительственные агентства, такие как Национальный институт поддержки демократии, и неправительственные организации, финансируемые правительством, такие как Фонд Карнеги, например, опубликовавший много работ о «продвижении демократии» - все они имеют общее: навязывают вмешательство, иногда жесткое, западных держав, в частности США, в политику других государств и такое вмешательство очень часто используется для содействия смене режима, преимущественно – революционной».

Грузия уже прошла через это. Даже те, кто упражнялся в революционной риторике, очень быстро поняли, что объявленные ценности являлись лишь маской, а на самом деле государство превратилось в карающую собственных граждан машину. Оно сняло с себя все обязанности перед человеком и служит лишь господству узкой группы. Справедливость не в моде. Жестокость превратилась в норму. И, что самое важное, - права человека (от права на жизнь - до права на собственность), независимый суд, независимые медиа уничтожаются, но в отличие от 2003-го года Запад этого в упор не видит. Ограничиваеся легкими выговорами и мелкими замечаниями.

В отличие от Грузии 2003-го года, сегодня технологии экспортируемых революций расшифрованы и изучены. Если российская общественность закроет глаза и пустит явления на самотек по тому же сценарию, она сегодня же должна готовиться к тому, что получит очередного Саакашвили во главе страны, но такого, какого вынуждена терпеть Грузия, а не «две Ксении»!

 

Нана Девдариани

Publish the Menu module to "offcanvas" position. Here you can publish other modules as well.
Learn More.