Исламские идеалы Ирана и Революция

Нашим читателям предлагаем очень интересные отрывки из беседы главного редактора русской газеты "Завтра" А.Проханова с главным редактором иранской газеты "Кейхан" (по-русски: "Космос") Хуссейном Шариатмадари:

в чем состоит различие между Исламской революцией в Иране и Октябрьской революцией в России; из каких источников черпают шахиды свою энергию и талант, побороть страх перед смертью; почему иранский народ не прогибается под давлением извне; проблема лжереформаторов; какой ответ дал духовный лидер Ирана американскому журналисту...

Хуссейн Шариатмадари:

я хочу провести сравнение между нашей, исламской революцией в Иране, с другими революциями, в том числе вашей революцией семнадцатого года. Отличий множество, но хочется указать на один существенный момент.

Марксизм как идеология вашей социалистической революции появилась в стране вместе с самой революцией, с её лидерами. Русский народ во времена царского правления ничего не знал о марксизме. Эту идеологию господин Ленин привёз в страну и провозгласил с броневика в момент, когда прибыл в Россию. В дальнейшем смысл этой идеологии каждый новый советский лидер толковал по-своему: руководство являлось носителем и хранителем этой марксистской идеологии.

Толкование марксизма Лениным отличалось от толкования Троцким. Толкование Троцкого отличалось от понимания Сталина. Хрущёв подверг ревизии сталинское толкование. Горбачёв подверг ревизии практически весь набор марксистских ценностей.

Смею утверждать, что народ России до конца так и не понял смысл этой идеологии, которая явилась к нему из-за рубежа. Я извиняюсь за такое прямолинейное утверждение. Во время нашей исламской революции её идеология не пришла вместе с революцией в нашу страну. Идеология ислама с самых древних времён жила в глубине нашего народа, в сердцах людей. Когда революция совершилась, и была провозглашена исламская концепция мира, люди почувствовали, что они знали об этом очень давно, это жило в их сердце, и им предлагают то, что они когда-то утеряли.

Имам Хомейни направлял свои послания сначала из Ирака, а потом из Франции, из Парижа, и он молил Всевышнего о том, чтобы тот даровал своим шахидам такие же качества, какими были наделены шахиды во времена пророка Мухаммеда, в период войны в Кербелла, которая шла при жизни нашего третьего имама Хусейна. Люди приняли эти послания, эти воззвания, как свои — очень близкие, знакомые. Ибо на протяжении столетий в народе чествовали гибель третьего имама, оплакивали его мученическую смерть так, как будто бы она случилась вчера.

Имам Хомейни не принёс народу новую идеологию — он очистил ислам от поздних толкований и наслоений и представил истинный, подлинный, древний ислам, который жил в сердцах людей.

Говоря о мотивации беспримерного сопротивления иранского народа внешнему давлению, остановлюсь на двух принципах. Принцип первый: народ, который обладает способностью самопожертвования, народ, состоящий из шахидов, не сдаётся в плен. Только те сдаются неприятелю, кто не готов отдать жизнь за свободу и не способен обороняться до конца. Когда человек готов к самопожертвованию, он бесстрашен и способен дать неприятелю самый решительный отпор.

/.../

Второй принцип, благодаря которому иранский народ противостоит внешнему давлению, также сформулирован имамом Хомейни. Он заявил, что если супердержавы восстанут против нашей революции и нашей страны, мы, пользуясь своей духовной силой, будем им противодействовать и их одолеем. В этой войне мы, иранцы, победим, потому что для людей Запада всё, что они имеют, — это нынешний материальный мир, за пределами которого для них ничего не существует. Мы же считаем, что эта жизнь — только самая малая, начальная часть жизни бесконечной, которая продолжается после смерти.

/…/

Нас упрекают в том, что мы, преувеличивая значение ислама, сталкиваем себя с другими религиями. В этом смысле очень интересно высказывание известного американского футуролога Элвина Тоффлера Он говорит: то, что делал имам Хомейни, — это не только оживление исламского мира, но это оживление всего мира, для которого религия является высшей ценностью, где мысль, идея, дух превалируют над всем остальным.

Реформатор — это человек, который стремится исправить недостатки. В исламе любой мусульманин — реформатор, ибо каждый верующий критично относится к злу.

Хочу привести в качестве примера один аят из Корана. Пророк учит нас: будьте внимательны, наблюдайте за теми, кто называет себя поборниками нововведений, а на деле преследует личные выгоды. Что это значит? Могут найтись люди, которые под видом реформ занимаются коррупцией. Есть лицемеры, которых мы упрекаем в коррупции, а они отвечают, что они — реформаторы.

Очень важное определение этим понятиям дал наш нынешний лидер имам Хаменеи. Журналист СNN спросил его: "Можно ли вас называть консерватором?" Он ответил: "А разве мусульманин может быть консерватором?" Тогда журналист сказал ему: "Тогда я стану называть вас фундаменталистом". Имам Хаменеи сказал: "Вы так часто муллу Омара и бен Ладена называли фундаменталистами, что испортили это слово". Журналист спросил: "Как же мне вас называть?" Имам ответил: "Называйте меня принципиалистом. Это слово вы пока не испортили".

Источник:  "Завтра" № 2 (895) от 12 января 2011 г./ Iran.ru

Полный текст.

Publish the Menu module to "offcanvas" position. Here you can publish other modules as well.
Learn More.