Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
17.08.2011
Региональная политика правительства Эрдогана - больше непредсказуемости, меньше стабильности

Уже давно не секрет, что внешняя политика нынешнего руководства Турции, как и ее внутренняя политика, в значительной степени отличается от политики предыдущих правительств.

Само турецкое общество стало другим, экономический бум поспособствовал усилению политических движений и снижению прямого влияния военных на политические процессы. Вследствие Турция стала более самостоятельной от НАТО и США, начала проводить свой собственный курс, который иногда идет вразрез с западными интересами.

Правда, Турецкая Республика и раньше не забывала о своих интересах и принципиально отстаивала их, но в условиях правления Реджепа Т. Эрдогана и возглавляемой им Партии справедливости и развития эти интересы стали все чаще не совпадать с интересами Запада. Можно вспомнить как отказ Турции, предоставить американским самолетам свои военные базы и воздушное пространство для бомбардировок Ирака, так и резко пропалестинскую и антиизраильскую позицию официальной Анкары. Эрдоган был первым из региональных лидеров, на фоне протестных выступлений в Египте призвавших диктатора Мубарака уйти в отставку - в тот момент США и Европа еще воздерживались от подобных заявлений, а Израиль вовсе зафиксировал позицию, что уход Мубарака может означать опасность для своих и американских интересов. Кроме того, Турецкая Республика активно поддержала Исламскую Республику Иран в вопросе самостоятельного обогащения урана и можно сказать, что серьезно посодействовала провалу международной изоляции Тегерана.

Но все это еще не означает, что Турция окончательно вышла из фарватера западной политики, как и то, что это государство четко сформулировало свою новую стратегию. Декларированная нынешней турецкой администрацией формула - "ноль проблем с соседями" на глазах дает трещину. Турция стала активно вмешиваться во внутренние дела соседней Сирии и уже ставит ультиматумы ее лидеру Башеру Асаду. С одной стороны турецкое правительство остается принципиальным - официальная Анкара сразу же после начала народных волнений призвала уйти как Мубарака в Египте, так и Каддафи в Ливии, так почему же делать исключение для Асада, против которого тоже взбунтовалось значительное количество населения и он явно "засиделся" во власти?

Мир не привык к принципиальной политике, повсюду господствуют двойные стандарты, хотя на словах все осуждают подобную политику. Турция, как и любая другая держава, исходит из собственных интересов и ее не заботит универсальная справедливость в международной политике, она лишь удачно смогла дефинировать свои региональные интересы как поддержку "воли народов" в арабских странах. Совсем недавно США тоже сменили курс и начали поддерживать смену режимов в регионе, но у них есть свои исключения - США не поддержали шиитскую оппозицию Бахрейна и разрешили тамошнему режиму давить безоружный народ танками Саудовской Аравии. Турция же явно пытается стать популярной в глазах мусульманских народных масс региона посредством следования четкому принципу - "поддерживаем народную волю, а не отдельных правителей".

Но другой вопрос, насколько удачна сама такая политика, которая не делает различий между разными субъектами политики. Например, если Турция действительно поддерживает интересы палестинского народа и искренне критикует Израиль, то она не может ставить знак равенства между Асадом и Мубараком: политика первого из них направлена в поддержку палестинцев и против Израиля, более того, Сирия - единственное государство, граничащее с Израилем, при этом занимая бескомпромиссную позицию; а Мубарак, напротив, был главным союзником Израиля в регионе. Да и в самой Сирии не совсем ясная ситуация - в отличие от того же Египта, в Сирии в поддержку нынешней власти вышло грандиозное количество людей на улицы, а восстала лишь относительно небольшая часть населения. Все информации о якобы многотысячных "мирных" выступлениях поступают от таинственных "сирийских правозащитников", прикрытых анонимностью интернета. Верить таким информациям можно лишь при желании верить им.

Поэтому "принципиальность" турецкой власти несостоятельна, ею движут другие интересы. Конечно, мы не можем за турок дефинировать их интересы по отношению к соседней Сирии. Вполне возможно, что вмешательство во внутренние дела соседней страны выгодно Турции. Но эта выгода в любом случае ограничена до определенной степени. Если в Сирии рухнет режим Асада, то в регионе усилятся не только и не столько позиции Турции, а США и Израиля. Именно поэтому Иран прореагировал решительно и предупредил Турцию, что в случае военного вмешательства в сирийские дела со стороны Турции реакция Исламской Республики будет жесткой.

В Грузии политологам следует констатировать, что “хищнические” инстинкты у Турции не пропали и это государство при удобном случае может ухватиться за любой повод с целью вмешаться в дела более слабого соседа. Это особенно актуально для Аджарии, где у турок полная свобода действий. Грузинские политологи наконец-то должны признать, что существование на территории Аджарии ограниченного российского войнского контингента было в интересах самой Грузии, так как такое присутствие отбивало лишние аппетиты у новоявленных друзей, которые это часть Грузии считают своими историческими владениями.

Статьи по теме
Партнёры