Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
20.04.2011
Выборы в Грузии – вечная проблема

За последние 20 лет в Грузии состоялось немало выборов, но чем больше времени проходит со дня объявления независимости страны, тем больше проблем с выборами. Авторитет избирательной процедуры среди населения неуклонно падает и все больше людей в принципе не считают, что выборы могут что-то изменить в стране. Они не надеются сменить власть приходом на избирательные участки.

Парадоксально то, что первые многопартийные выборы (если не считать короткого периода независимости 1918-1921 гг.), проведенные при коммунистической власти в 1990 году, до сих пор считаются в Грузии почти единственными честными и не сфальсифицированными парламентскими выборами. А ведь коммунистическая система рушилась под лозунгами свободы, допуска многопартийности и права народа самому избирать свою власть. После т.н. революции роз новое правительство Грузии вообще объявило страну «маяком демократии на Кавказе», а грузинскую «демократию» «авангардом второй волны демократических реформ в Восточной Европе» и т.д. Эти же лозунги разделялись и тиражировались республиканской администрацией в США и рядом стран Восточной Европы.

Но именно в последние годы выборная среда в Грузии ухудшилась, даже по сравнению с годами правления Шеварднадзе. Дело дошло до того, что ряд ведущих оппозиционных партий уже отказываются в них участвовать и выбирают тактику бойкота. Так поступили грузинские лейбористы, партия «Национальный форум» и Демократическое движение Н. Бурджанадзе на прошлогодних местных выборах. Если не произойдет кардинальных изменений во внутренней политике, количество более или менее влиятельных оппозиционных партий, бойкотирующих выборы, будет увеличиваться.

Западные спонсоры и покровители нынешнего режима в Грузии хорошо понимают, что дискредитация легальной политической жизни и выборной процедуры, как таковой, приближается к опасному пределу и начали оказывать некоторое давление на правительство Саакашвили, чтобы оно пошло на умеренные уступки оппозиции и таким образом, вернуло населению хотя бы иллюзию того, что выборы что-то решают. Это почувствовали грузинские оппозиционеры и сформировали т.н. «оппозиционную восьмерку» (8 партии), которая заявила о намерении выдвинуть предложения по улучшению предвыборной и выборной среды.

Эта группа была сформирована в октябре прошлого года и тогда же начала составлять пакет требований к властям, которые в окончательном варианте включали до десяти пунктов. С ноября 2010 года начались встречи «восьмерки» с представителями правящей партии, которые проходили по средам, каждую неделю. Предложения оппозиции касались самых разных сторон выборов, в том числе использования властями т.н. административного ресурса, освещения выборов средствами СМИ, вопросов финансирования, прозрачности, процедур дня выборов, механизмов рассмотрения выборных споров и самой системы выборов.

По заявлению оппозиционных партий, участвующих в переговорах с Национальным движением, к началу встреч в ноябре прошлого года, у власти не было никаких своих идеи, и они соглашались только на рассмотрение оппозиционных предложений. Когда к декабрю оппозиция сформулировала свой пакет предложений, правящая партия потребовала месяц для ознакомления с ними и ответа на эти инициативы.

На втором этапе, в конце января нынешнего года, Национальное движение потребовало дополнительное время (месяц) для выработки своей позиции. После истечения этого срока националы выдвинули лишь свои соображения по поводу финансовой стоимости оппозиционных предложений, заявив, что для этого понадобятся несколько десятков миллионов долларов. Речь идет о выдаче населению в ускоренном порядке т.н. биометрических паспортов и закупке аппаратуры для контроля хода голосования, чтобы один и тот же человек не голосовал несколько раз.

Но уже 9 марта правящая партия неожиданно провела пресс-конференцию, на которой были озвучены их контр-предложения. Однако они, как и следовало ожидать, оказались неприемлемыми для тех партий, которые надеются сменить власть с помощью выборов. Предложения националов включали увеличение доли мажоритарно избираемых депутатов, некоторое (незначительное) выравнивание количество населения в нынешних мажоритарных округах, проведения выборов с помощью биометрических паспортов только в Тбилиси (при этом оппозиция сама должна найти спонсоров для финансирования этого) и ряд процедурных вопросов, касающихся дня выборов. Как заявили оппозиционеры, их основные инициативы остались неучтенными.

После протестных заявлений оппозиции и обмена обвинениями с обеих сторон (власть обвинила умеренную оппозицию в том, что она выдвигает ультиматумы) «восьмерка» изменила свои требования и разделила их на две части. На первом этапе она потребовала удовлетворения лишь двух главных требований: формирования по новому избирательных списков (с выдачей биометрических паспортов) и изменения системы выборов. По мысли оппозиционеров, список избирателей должен быть полностью прозрачным и согласованным всеми партиями, а выборная система должна измениться таким образом, чтобы возросла доля пропорционально избираемых депутатов.

Известно, что т.н. мажоритарии являлись главным резервом правящей партии на последних парламентских выборах и будут являться также и на будущих. Никто не сомневается, в том числе оппозиция, что в районах, отдаленных от столицы, где административный ресурс намного сильнее, у власти не будет проблем с проведением в парламент мажоритарно избираемых депутатов. На прошлых выборах представители правящей партии получили свыше 90% мест мажоритарных депутатов. Поэтому оппозиция пытается уменьшить процентную долю таких депутатов в общем числе и повысить долю пропорционального списка. В пропорциональных выборах Национальное движение вряд ли получит больше 60 процентов мест, судя по публикуемым в СМИ опросам (которым оппозиция не верит, считая сфальсифицированными в пользу власти).

Позиция оппозиции ясна: она не может хлопнуть дверью и объявить о прекращении переговоров. Тогда правящая партия заявит, что именно ее оппоненты своим радикализмом сорвали процесс и со спокойной совестью оставит все как было. С другой стороны, «восьмерка» запугивает власть тем, что она не сможет провести выборы без оппозиции, так как это будет выглядеть откровенным фарсом. Но здесь не все ясно. Хотя заявления «восьмерки» подписывают даже самые умеренные оппозиционеры, такие как Ираклий Аласания (Свободные демократы) и Георгий Таграмадзе (христианские демократы), неизвестно, станут ли они на самом деле бойкотировать выборы, если Национальное движение все же не пойдет на серьезные уступки. Особенно это сомнительно по отношению к христианским демократам. Если хотя бы 2-3 оппозиционные партии согласятся участвовать в выборах, власть попытается создать интригу и с помощью подконтрольных СМИ и использования административного ресурса все же привлечь к избирательным участкам хотя бы 40-50 % населения.

При этом, эта группа оппозиционеров пока даже не заикается о активных формах бойкота или тем более, политической борьбы. Наоборот, многие из них прямо или косвенно говорят о нежелательности каких-либо акций, столкновений с полицией и тем более, попыток устроить революцию. Главной формой давления на власть для т.н. умеренной оппозиции стал «западный фактор».

Так как выборы в Грузии все больше превращаются в фарс и бесконечную череду триумфальных побед Национального движения (и это на фоне проигранной войны в 2008 году, массовой безработицы и обнищания значительной части населения), то это не может не вызывать определенное беспокойство у западных покровителей нынешнего режима. В свое время они усиленно рекламировали Саакашвили, как эталона для постсоветского пространства, молодого и успешного прозападного деятеля, отличающегося от старых советских номенклатурщиков, ставших президентами республик бывшего СССР. Если же теперь выяснится, что и «восходящая звезда демократии» пошла по пути пожизненного нахождения у власти и превращения выборов в формальность, то это перечеркивает всю прежнюю пропагандистскую работу и выставляет Запад в негативном свете.

Но в то же время, Запад, как видно, пока не может оказывать активное давление на режим Саакашвили и тем более, дестабилизировать его, так как это еще больше дискредитирует самих же западных политиков, совсем недавно восхваляющих Саакашвили. Да, мы знаем, что те же США очень часто бросали своих бывших клиентов, объявляя их диктаторами, но этих людей, как правило, заменяли новые проамериканские фигуры. Можно ли в случае Грузии «безболезненно» для Штатов проделать такую же «рокировку»? Это вызывает сомнения, так как Саакашвили молод, амбициозен, и отнюдь не желает походить на 82-летнего Мубарака, брошенного бывшими патронами. К тому же, полноценной замены ему пока не проглядывается. Ираклий Аласания вполне мог бы, теоретически, исполнять важные государственные полномочия, но он почти лишен личной и политической харизмы, которая высоко ценится в Грузии. Конечно, в условиях господства электронных СМИ над сознанием населения, можно и из него вылепить некий образ «крутого парня», но кроме этого понадобится перекроить не только политическую систему Грузии, но и почти весь крупный бизнес, который Саакашвили и его окружение уже успели под себя подмять. А ведь Грузия находится не в вакууме или в отдаленном уголке мира: на Кавказе пересекаются интересы многих держав, в том числе России и этот фактор тоже учитывается западными странами.

Кажется, что ситуация становится патовой. Нынешний режим создал отлаженную систему выигрыша любых выборов и как на конвейере штампует их результаты. Ему нет никакого резона кардинально менять правила игры и наживать себе излишнюю головную боль. А недостаток реальных выборов восполняется с их стороны бурной демагогией, лоббированием хвалебных статей о Грузии в некоторых западных изданиях, рекламой реформаторских «достижений», которые некоторые пропагандисты режима преподносят, как «повторение» опыта Пиночета в Чили или Ли Куань Ю в Сингапуре (то есть, построение «процветающей» экономики железной рукой) и т.д.

Запад находится, как отмечалось, в щекотливой ситуации, когда ему приходится действовать осторожно, потихоньку подталкивая Саакашвили к большему компромиссу с оппозицией, но при этом не сжигая мостов с режимом. Это отражается на заявлении западных дипломатов в Грузии. Подряд сразу два посла, сначала посол Франции, а затем посол США сделали довольно необычные для последних годов заявления, в которых можно было вычитать жесткую критику действующей власти, по части именно ограничения демократии. А спустя некоторое время оба дипломата опровергли подобные толкования, но стало ясно, что это не могло быть случайностью или некой оплошностью с их стороны.

Самая большая неясность именно с оппозиционной «восьмеркой». С одной стороны, любой оппозиционер использует шанс для давления на власть, чтобы выторговать себе побольше мест в парламенте и т.д. Но неясно, насколько далеко оппозиция готова пойти. Допустим, если Западу удастся уговорить правящий режим, пойти на уступки оппозиции и ослабить мертвую хватку, с которой он держит в руках всю выборную среду и процедуру выборов, и оппозиция займет больше мест в парламенте, не приведет ли это к дестабилизации ситуации? Дело в том, что социально-экономическая ситуация в стране довольно тяжелая. Сильно расслоение среди бедных и богатых. В то время, как в Тбилиси внешне создается впечатление сытой жизни, блестят рекламные конструкции и светит подсветка на зданиях в центре, в ресторанах много посетителей, еще больше людей практически голодают или не имеют средств даже на нормальное питание. В таких условиях, власти выгодна полная апатия населения и его уверенность, что изменить ничего нельзя. Давно подмечено, что в некоторых социумах такая тактика оправдывает себя и революционного взрыва не происходит. Во всяком случае, довольно продолжительное время. И наоборот, стоит чуть приоткрыть «клапан», как осмелевшая масса начинает требовать все больше и больше.

Каким образом можно добиться того, что все три стороны процесса - власть, оппозиция и Запад - получили что-то для себя и сохранили лицо? Некий коридор для этого, как представляется, все таки существует. Этот «выход» заключается в том, что после длительных переговоров и создания у всех впечатления, что он находится в тупике, власть все же пойдет на некоторые уступки оппозиции. В частности, в вопросе биометрических паспортов. Возможно, будет увеличена численность парламента и мажоритарные депутаты получат чуть больше (но не кардинально) процентных мест. Также будут удовлетворены некоторые второстепенные требования оппозиции.

Таким образом создастся интрига выборов. Она нужна всем: и Западу, и оппозиции и власти. Люди пойдут голосовать более активно. Но в конце концов окажется, что режим смог приспособить для своих нужд и эти, казалось бы, невыгодные для себя правила игры. Биометрические паспорта, точнее голосование по ним, также будет сфальсифицировано, если в этом будет нужда, как и обычные паспорта. Здесь нет никаких непреодолимых технических сложностей. Оппозиция получит чуть больше голосов, чем на предыдущих выборах, но останется в явном меньшинстве. Часть из них какое-то время станет громко протестовать, но это уже не будет иметь большого значения. А часть оппозиции войдет в парламент и будет этим довольна. В конце концов, это высокие зарплаты, привилегии и многое другое, чего многие оппозиционеры сейчас не имеют. Запад объявит, что выборы в целом прошли нормально, хотя имели место отдельные недостатки и нарушения. Главная проблема для них – бесконечная череда побед Национального движения на всех выборах – таким выходом не снимается, но само проведение выборов, и то, что часть населения все же пришла на них, уже достижение. К тому же, Саакашвили и его партия все же не находится у власти 20 или 30 дет, а значительно меньшее время. Это значит, что их еще можно потерпеть.

А что же народ? Он в очередной раз разочаруется, но и это не трагедия. К следующим выборам можно придумать новую схему интриги, тем более, что Саакашвили не сможет больше баллотироваться и априори президентом будет избран кто-то другой. А память у нашего народа, как показывает новейшая история, отнюдь не длинная, во всяком случае, в тех вопросах, что касаются текущей политики.

Статьи по теме
Партнёры