Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
30.03.2011
Будущее переформатирование Ближнего Востока. Часть II

В первой части статьи была рассмотрена ситуация в африканских странах арабского мира после начала «революционных изменений». Во второй части будут рассмотрены арабские страны непосредственно Ближнего востока, т.е. азиатского континента.

Сирия.

Когда начались волнения в арабских странах, сирийские власти начали утверждать, что их страна обладает «иммунитетом» к этому. Они ссылались на то, что выступления населения происходят против прозападных режимов, которые противоречат чаяниям народа. В значительной степени они были правы: Башар Асад, президент страны, действительно популярен среди народа, у него нет имиджа «фараона» и ставленника Запада. Однако не все так просто и в Сирии.

Дело в том, что Сирия, если исключить внешнюю политику, по внутреннему устройству ненамного отличается пока от тех же репрессивных арабских режимов, например, Муабарака, Салеха в Йемене и пр. Патриотическая и принципиальная внешняя политика улучшает отношение людей к режиму, но это не панацея.

В Сирии сложная конфессиональная ситуация. Большинство населения составляют мусульмане-сунниты, на втором месте по численности т.н. алавиты, которых примерно 13-15%, далее идут друзы, христиане ассирийцы, армяне и т.д. Однако алавиты, со времен отца нынешнего президента, преобладают в силовых структурах и вообще во власти. Нельзя сказать, что сунниты очень уж ущемлены и составляют некую «касту» угнетенного большинства – они занимают целый ряд важных политических и военных постов, но все же алавиты непропорционально широко представлены «наверху».

Идентификация самих алавитов тоже не так проста. Долгое время многие мусульмане, особенно сунниты, не считали их даже приверженцами ислама, а некой сектой вне их религии. Также с подозрением относились к ним шииты. Однако в 70-х годах 20-го века, шииты в целом признали алавитов своими единоверцами, то есть, являющимся шиитами в широком смысле. После этого Сирия, во главе которой к этому времени уже стоял представитель алавитов Хафиз Асад, традиционно имела тесные связи с шиитским Ираном и даже поддержала эту страну во время ирано-иракской войны.

Влияние Ирана в Сирии ощущается до сих пор. Иран является одним из главных инвесторов сирийской экономики, также много инвестируют в эту страну шииты из стран Персидского залива. Это не может не вызывать подозрений со стороны суннитских стран, которые опасаются, что Сирия превратится со временем преимущественно в шиитскую страну. Глава сирийского филиала «Братьев мусульман» высказывал такие опасения, что целые деревни, где прежде не было ни одного шиита, переходят в шиизм, шейхи некоторых племен получают деньги от Ирана и т.д.

Что касается «Братьев мусульман» и вообще, исламистов, то отношения предыдущего президента к ним было, мягко говоря, непростое. Исламисты отвечали взаимностью. Есть сведения, что во время подавления мятежа или выступления исламистов в городе Хама в 1982 году, погибли тысячи людей. Исламистские партии запрещены в Сирии.

Сирия также сейчас стоит на перепутье. Западные страны будут пытаться дестабилизировать режим с помощью молодых прозападных интернет-активистов, которые выступают с лозунгами «свободы» и т.д. Но к ним могут примкнуть исламисты, а также сторонники суннитских влиятельных кругов, которые недовольны засильем алавитов во властных структурах и сильным иранским присутствием. Политическое устройство страны довольно архаичное, жесткое и дает повод для выступлений оппозиции. Правящей и фактически, единственной партией по конституции является партия «Баас», которая стремится построить социализм. Но этот дискурс уже относится к вчерашнему дню, точнее, ко второй половине 20-го века, когда многие арабские и неарабские страны начали строить секулярную модель «социализма». Кстати, и отделений партии Баас, которая была общеарабской, почти нигде не осталось, кроме Сирии. Правящая партия имеет конституционно закрепленное большинство в сирийском парламенте, что лишает выборы всякого смысла.

Президенту Сирии придется пойти на некоторые уступки и реформировать политическую систему страны, а также допустить определенную свободу СМИ. Но это все же не решает принципиальных вопросов развития страны. Сирия, несмотря на интенсивное сотрудничество с Ираном и Россией в военно-технической сфере, остается отсталой страной в плане развития собственной науки, технологий и выработки знаний. Страна имеет уже неподходящую для сегодняшнего арабского и исламского мира секулярную модель, которая провозглашает цель - построение социализма. Таким образом, исламский фактор полностью исключен из идеологии страны, хотя ислам не подвергается гонению. Кстати, одной из причин падения Каддафи стало именно игнорирование ислама, как идеологии. Если бы алавиты составляли большинство населения, то такая модель могла бы довольно стабильно функционировать еще долго. Но, на наш взгляд, исламизация суннитского большинства страны почти неизбежна, рано или поздно.

В этих условиях только борьба с коррупцией и некоторая либерализация внутреннего режима не решает всех задач, стоящих перед Сирией. Если страна хочет не стать очередной мишенью американских и западных бомбардировщиков, спешащих «на помощь» «угнетенным суннитам», то ее нынешние лидеры вынуждены будут найти общий язык с теми же «Братьями мусульманами» в планах реформирования страны.

Ливан.

Ливан пережил бурные и кровавые десятилетия после Второй мировой войны, но сейчас там наступило определенное затишье – в том смысле, что образовалось два лагеря, примерно равных по силе и влиянию, ни одна из которых не может одержать решительную победу над другой. Первый лагерь возглавляется шиитским движением «Хизбулла», а во втором ведущую позицию занимают суннитские круги, поддерживаемые из Саудовской Аравии и стран Персидского залива, а также из Запада. «Хизбулла», соответственно, имеет связи с Ираном, а также Сирией.

Такое шаткое равновесие, видимо продлится до тех пор, пока что-то заметно не изменится во внешнем для Ливана раскладе сил, то есть, это касается Ирана или Саудовской Аравии, или всего региона. Хотя шиитское население, которое составляет сейчас около 30 процентов, имеет наибольшие темпы роста, но этого недостаточно, чтобы в ближайшие годы перевалить за точку в 50%. Развитие ситуации в Ливане также сильно зависит от возможности образования регионального блока Иран-Ирак-Сирия, к которому может присоединиться и Турция.

Ирак.

В 2011 году американские войска должны окончательно покинуть эту страну, согласно заключенному между Ирака и США соглашению. Однако не исключено, что американцы смогут продавить пролонгацию нахождения американских частей в Ираке. Хотя вряд ли они смогут добиться создания постоянных военных баз в стране.

В том случае, если войска США все же покинут Ирак до конца 2011 года, хрупкая политическая стабильность может быть нарушена. Арабские страны Персидского залива, особенно Саудовская Аравия, опасаются усиления влияния Ирана в Ираке. Как известно, большинство населения в этой стране составляют арабы-шииты. Присутствие американцев пока уравновешивает влияние Ирана, но с их уходом, видимо, у иранцев появятся больше возможностей для упрочения своего положения в соседней стране. Надо учитывать, что в Ираке не просто живут шииты, а там находятся главные святыни шиитов, и священные города Карбала и Наджаф. К этим местам ежегодно совершают паломничество миллионы шиитов, главным образом из Ирана.

Иран уже начал восстанавливать железную дорогу до границы с Ираком. После соединения с Ираком, иранцы планируют выйти к железнодорожной сети в Сирии, а оттуда в Ливан. Таким образом, образуется прямая сухопутная связь между Ираном и Южным Ливаном, где в основном сконцентрированы шииты, и где находится граница Израиля. Если это произойдет, Иран получит беспрепятственно возможность перебрасывать вооружения и военных специалистов прямо в Ливан, через Ирак и Сирию. Конечно, в том случае, если американские силы будут выведены из Ирака.

Сам по себе Ирак обладает большими потенциальными возможностями. Иракские нефтяные резервы одни из крупнейших в мире, и притом, сравнительно мало разработаны, из-за того, что с 1980 года Ирак почти непрерывно либо находился в состоянии войны, либо блокады, либо гражданской войны (после вторжения коалиционных сил в 2003 году). В Ираке есть и месторождения газа, таким образом, экономическая независимость страны обеспечена, если правительство сумеет правильно распорядиться богатейшими природными ресурсами.

Много разговоров о будущем распаде Ирака, о возможном разделе страны между этноконфессиональными группами. Однако эта точка зрения не имеет под собой серьезных оснований, так как большинство соседей Ирака – Турция, Иран и Сирия – не категорически не заинтересованы в этом и не допустят такого развития событий, так как образование независимого курдского государства им не выгодно. На сегодняшний день нет никаких оснований для объявления независимости иракского Курдистана. После ухода американцев часть курдских политиков попытается дестабилизировать ситуацию в Ираке, но думается, что соседним странам удастся не допустить серьезной дестабилизации.

Таким образом, если Ираку удастся сохранить стабильность, он может стать связующим звеном между Ираном и Сирией.

Иордания.

«Хашимитское королевство» является, наверно, самой невзрачной и второстепенной страной Ближнего Востока, несмотря на наличие ряда памятников старины. Не обладающая природными ресурсами, технологиями, какой-либо идеологией, страна прозябает на доходы от туризма и западные подачки. Нынешний король Иордании, у которого мать англичанка, уже давно вписался во все западные закрытые или открытые клубы и для него т.н. «конец истории» уже наступил.

Демографическая структура Иордании интересна тем, что большую часть составляют палестинские беженцы, принявшие гражданство Иордании. Много выходцев из Северного Кавказа, которые в 19-м веке переселялись в Османскую империю. Они традиционно занимают немало ключевых мест в силовых структурах. На данный момент и в ближайшей перспективе главную оппозиционную силу представляет Исламский фронт действия, основой которого является опять-таки местное отделение «Братьев мусульман». Палестинцы в своем большинстве симпатизируют именно этой организации. При этом никто в Иордании, во всяком случае, пока, не требует свержения монархии. Как известно, Хашимитская династия представляет собой прямых потомков пророка Мухаммеда, поэтому исламисты не выступают резко против монархии, какой бы прозападной она не была. Они требуют, чтобы полномочия монарха были сокращены, и парламент имел бы право назначать премьер-министра.

В Иордании также проходят массовые выступления, но они чуть менее многочисленны пока, чем в некоторых других странах. Но в любой момент ситуация может обостриться и протестные выступления могут стать более массовыми. Тогда, видимо, Абдалле II придется пожертвовать фигурой непопулярного премьер-министра и пойти на некоторые другие уступки. Однако ожидать коренного изменения курса страны в ближайшие годы, наверно, не следует, если не произойдут тектонические изменения во всем арабском мире.

Страны Персидского залива.

Из этих стран выделим три – Саудовскую Аравию, Йемен и Бахрейн, так как именно они являются ключевыми для региона и как раз там и происходят бурные события. Для простоты изложения не будем отдельно рассматривать каждую из этих трех стран, потому что ситуация в них очень сильно переплетена и это показали последние события.

Несмотря на то, что Бахрейн является маленьким островным государством, около берегов Саудовской Аравии и Катара, оно имеет ключевое значение для всей ситуации в регионе Персидского залива. Дело не только в том, что там находится командный пункт военно-морских сил США в этой зоне. В конце концов, этот пункт можно перенести где-то поблизости. Дело в том, что современный Бахрейн является маленькой частью крупного исторического образования Бахрейн (ар-Бахрейн).

Это государство (исторический Бахрейн) включало в себя не только острова (то есть, нынешний Бахрейн), но и всю восточную, прибрежную часть современной Саудовской Аравии. Здесь находились крупные оазисы, центры этого государства – Катиф и Аль-Хаса. Это территория нынешней восточной провинции Королевства Саудовской Аравии.

Но это еще не все. Уже в 8-9-м веке в историческом Бахрейне верх взяло такое религиозно-политическое направление, как карматы. Они представляли собой ответвление крайней формы шиизма – исмаилитов. Карматы создали могущественное государство, которое господствовало над торговыми путями из Востока (Ирака и др.) в Мекку и Медину. Они осуществляли даже набеги на Мекку и похищали сакральные атрибуты ислама (например, т.н. Черный камень). После падения карматского государства на этих территориях не распространился суннизм, а они остались в основном шиитскими. Это было закреплено персидским завоеванием исторического Бахрейна в начале 17-го века. Но в конце 18-го века персов с островов изгнали силы суннитской династии Аль-Халифа, которая и правит ныне островным государством.

Хотя суннитская династия и является правящей в нынешнем государстве Бахрейн, большинство населения по-прежнему составляют шииты. Но они лишены почти всех политических прав, так как верхняя палата парламента и правительство назначается непосредственно монархом.

После начала арабских революций шииты Бахрейна резко активизировались. Они устраивают многотысячные мирные демонстрации и сидячие акции, шиитские депутаты приостановили свое членство в нижней части парламента. Между демонстрантами и полицейскими и военными силами королевства начались столкновения, когда правительство пыталось силой разогнать протестующих и разрушить их палаточные городки. Пролилась кровь, множество людей было ранено. Стало ясно, что суннитская династия не справляется с контролем ситуации.

И тогда она обратилась с просьбой к Саудовской Аравии и другим странам Аравийского полуострова (кроме Йемена), прислать «подкрепления» в виде вооруженных сил и отрядов полиции. Это и было сделано – несколько тысяч военных, в основном из Саудовской Аравии, пересекли границу и вошли в Бахрейн. Сейчас они участвуют в охране стратегических объектов, и как говорят шиитские активисты, непосредственно подавляют акции протеста.

Почему же власти Саудовской Аравии пошли на такой рискованный шаг, ради спасения династии маленького островного государства? Они знают, что Бахрейн может стать ключевой точкой и плацдармом для шиитского проникновения в глубь территории Саудовской Аравии. Почти половину населения Восточной провинции этой страны составляют шииты, их особенно много в исторических оазисах – Катифе и др.

При этом особенность Восточной провинции Саудовской Аравии заключается в том, что на ее территории находятся крупнейшие месторождения нефти и газа этой страны, в том числе гигантское нефтегазовое месторождение Ghawar – основа нефтедобычи королевства. Там же находятся главные нефтеперерабатывающие заводы и порты по транспортировке черного золота. Для Саудовских принцев и королей смерти подобно, если шииты, за которыми они видят своего главного врага – Иран, утвердятся в Бахрейне и потом «потянут щупальца» к полушиитской Восточной провинции, которая когда-то составляла вместе с Бахрейном историческое государство – ар-Бахрейн. Поэтому Саудовские солдаты сражаются сейчас с шиитскими демонстрантами не на жизнь, а на смерть. Речь идет о выживании необычного государства – «ваххабитской» Саудовской Аравии, которая в очень сильной степени является искусственным образованием, сформированным лишь к 30-м годам 20-го века.

Известно, что у истоков формирования этого государства стояли англичане, а в 20-м веке в «опеку» саудитов активно вмешались американцы. Саудовская Аравия является главным форпостом Запада и особенно США, во всем арабском мире, не только своими огромными нефтяными ресурсами, но и всей совокупностью государственного аппарата. Поэтому американцы и их союзники на Западе будут закрывать глаза на любые нарушения прав человека в Бахрейне и в самой Саудовской Аравии, лишь бы не потерять такого важнейшего союзника. Они будут закрывать глаза на такие действия властей саудитов и их союзников, на которые в другом случае они бы подняли страшную истерику и потянулись бы к уже привычным «гуманитарным бомбардировкам».

Интересно, что почти такая же ситуация складывается для Саудовской монархии в другом конце их государства – на юго-западе. Здесь находится государство Йемен, в котором также идут массовые выступления оппозиции.

В отличие от Бахрейна, в Йемене более сложная племенная ситуация. Существует несколько крупных племен, которые являются важными игроками в политических процессах. Надо учитывать, что почти все население Йемена традиционно вооружено и имеет на руках автоматическое оружие, а часть племен и более тяжелые вооружения. В Йемене сильны политико-географические деления: на севере страны действуют шиитские повстанцы, т.н. хутхи, а на юге, в районе города Адена и побережья Аравийского моря – южных сепаратистов.

Нынешний президент Йемена Салех выступает как проамериканская и просаудовская фигура, хотя он сам по происхождению из шиитов-зайдитов. Шииты, приверженцы секты зайдитов, крайне враждебно настроены по отношению к Саудовской Аравии, которую считают ответственной за захват йеменских провинций – Асира, Джизана и Наджрана. В этих областях также живет много шиитов (зайдитов). Провинция Наджран на юге граничит с Восточной провинцией, таким образом «шиитское кольцо» охватывает Аравию с Востока и Юга и на юго-западе страны выходит к провинции Мекка.

Мекка является не только центром исламского мира, но и исторической области Хиджаз, которая также была присоединена к Саудовской Аравии сравнительно недавно. Как известно, сердцевину королевства составляет историческая область Неджд, вокруг которого и происходило присоединение других областей полуострова. Можно сказать, что по крайней мере в трех таких областях – историческом Бахрейне (Восточная провинция), историческом Северном Йемене (провинции Асир, Джизан и Наджран) и в историческом Хиджазе (Мекка) существуют открытое или скрытое недовольство господством дома Саудитов, Неджда и «ваххабизма» над ними. Особенно остро это ощущается в шиитских областях, но не только в них. Таким образом, речь идет о борьбе, в котором не может быть никакого примирения между сторонами в долгосрочной перспективе – шииты и другие противники ваххабитов Неджда ненавидят их, считают исчадием ада, сторонниками Иблиса (дьявола) и не удивляются их прозападной позиции. В свою очередь, ваххабиты ненавидят шиитов не меньше, чем они их. Хотя эта ненависть пока не демонстрируется сторонами в явном виде, чтобы не вызвать раскол в исламском мире, но можно быть уверенными, что стороны пойдут на тотальное уничтожение друг друга, если представится такая возможность. Примирение между ваххабитами и шиитами теоретически возможно, на наш взгляд, на данном историческом этапе маловероятно.

Можно ожидать, что борьба будет длительной и растянется на годы и десятилетия, так как Саудовскую монархию и их государство всеми силами будут поддерживать США, Великобритания и их союзники. Если, конечно, крах нынешней мировой системы не ускорит развязку.

В отличие от Бахрейна, саудовцы сейчас не могут открыто вмешаться в процессы в Йемене, хотя в прошлом году их армия вела активные боевые действия против боевиков хутхи на севере Йемена. Но можно предполагать, что вместо открытого вмешательства, американцы и саудовцы активизируют т.н. «Аль-Кайду в Йемене», которая будет использована правительством, как пугало для подавления мирных выступлений и для управляемой дестабилизации страны. Однако если президент Салех падет, шиитские силы получат возможность действовать более свободно на севере Йемена, что вынудит саудовский режим вновь перебросить силы и к йеменской границе. Таким образом, напряженность на Аравийском полуострове вряд ли спадет в ближайшие годы.

Георгий Векуа

Статьи по теме
Партнёры