Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
22.11.2010
"Почему Иран?"

Под таким заголовком один из ведущих представителей парламентского большинства Грузии Давид Дарчиашвили в журнале "Либерали" высказал свои, и видимо, не только свои соображения, а властей в целом, об ирано-грузинских отношениях. Представляем нашим читателям дарчаишвилиевский анализ полностью, а затем оценку нашего института, а также соображения некоторых грузинских политических и экономических экспертов.

Давид Дарчиашвили: Иран и весь Ближний Восток, примыкая к нашему региону (Кавказ и Черноморье), являются нашим ближним соседством, с большим потенциалом по многим направлениям. Историко-культурные отношения, геополитика и экономические перспективы - это те обстоятельства, по которым Иран представляет интерес для Грузии.

Грузия должна искать и укреплять те элементы имеющихся исторических, экономических и геополитических связей с Ближним/Центральным Востоком, которые благоприятно повлияют на его суверенитет, место в международной системе и экономику. Уверяю вас, ресурсов для этого достаточно. В отличие от России Иран и весь Ближний (тот же Центральный) Восток не заинтересованы в ослаблении и раздроблении Грузии.

Возникает вопрос: не таят ли такие шаги в себе кокой-то риск?

Лично я не вижу серьезных негативных сторон, не считая ряд спекуляций о том, не окажутся ли шаги Грузии мешающим установленным против Ирана санкциям фактором. То что это не так, со стороны официальных лиц было прокомментировано не раз. Грузия остается на позициях мирового сообщества в вопросе по иранской ядерной программе. Но Грузии ничего не принесет, более того, было бы вредно, быть с Ираном на большей дистанции, нежели его все другие соседи по региону (Турция, Армения, Азербайджан, ничего не говоря о России).

Польза возобновления и активизации грузино-иранских отношений ясна и перевешивает гипотетические риски:

1) Находящийся в тесных отношениях с Россией Иран становится более заинтересованным, чтобы в этих отношениях не были забыты в том числе и интересы Грузии;

2) иранский туризм и культурно-экономические отношения другого рода (с учетом санкций ООН) пойдут на пользу дальнейшему развитию Грузии - бюджету Грузии;

3) и вообще, мы не имеем права ни перед современным, ни перед будущими поколениями, вести себя с Ираном так, как будто бы мы находимся очень далеко от него и/или якобы главная угроза для нас не исходит с севера. Мы не имеем право, на фоне северного "холода" ничего не ждать с юга кроме "невыносимой жары".

Думаю, что все стратегические партнеры Грузии, а также особо важные для нас международные и региональные организации отнесутся с пониманием к позиции и интересу Грузии в отношениях с Ираном. Если у наших западных стратегических партнеров возникнут вопросы, то будут подготовлены и совершенствованы ответы на них с учетом нашего суверенитета, интересов, добрых отношений с соседями и интеграционных процессов с Западом в сферах экономики и безопасности.

Политика это искусство возможного. К тому же внешняя политика подразумевает собой многоэтапные и многоуровневые расчеты - особенно для такой страны, которой один большой сосед угрожает, а партнеры и союзники пока не могут предложить ей стопроцентных гарантий либо механизмов защиты от этой угрозы.

Вот такая позиция, озвученная Давидом Дарчиашвили. Мы, конечно, приветствуем позицию власти Грузии, резко сменившей акценты в отношениях с Ираном. До недавних пор Иран был очень даже "отдаленным" государством для грузинских властей, его граждан можно было арестовывать и передавать США как подозреваемых в "терроризме". Само иранское государство в мышлении и лексике представителей грузинской власти являлось объектом пренебрежения и эдаким символом отсталости (вряд ли в этом отношении в их мышлении что-то изменилось, изменилась лишь риторика). "К счастью, мы не живем в Иране" - часто произносимая ими фраза, которой вторили покорные власти СМИ, когда целью была дискредитация православных Грузии, ратующих за большее значение религии в общественной жизни.

Сейчас, как не скрывает Дарчиашвили, основой сближения с Ираном служит прямо патологический страх перед "холодом с Севера" - Россией, а не стремление наладить долговременные отношения с Исламской Республикой. Более того, как признал-таки Дарчиашвили, "стратегические западные партнеры" Грузии не в состоянии обеспечивать ее безопасность. Получается, Иран нужен официальному Тбилиси как некий инструмент защиты, а в перспективе и шантажа Запада. Ведь Грузия пока остается на позициях т. н. "международного сообщества" в вопросе иранской ядерной программы - то есть в том числе и на позициях "холодного Севера".

Как поступить Ирану? Может, ему тоже занять позицию Москвы в вопросе признания Абхазии и Южной Осетии(как для Грузии США "международное сообщество", а скажем не Бразилия и Турция, то для Ирана этим самым "международным сообществом" может вдруг оказаться Москва, возможно еще и Венесуэла с Никарагуа и Науру), а в остальном заверять Грузию в своем дружеском к ней отношении? Г-ну Дарчиашвили вряд ли стоило затрагивать вопрос иранской ядерной программы. Если сам Тегеран не просит разъяснений с грузинской стороны по этому поводу, зачем взваливать на свою голову еще одну серьезную проблему? Или "стратегические партнеры" надавили?

Ниже - соображения экспертов:

Хатуна Лагазидзе, политолог: Для меня крайне непонятен нездоровый ажиотаж, возникший в последнее время в связи с активизацией отношений с Ираном. В течение двадцати лет независимого существования мы никак не смогли изменить стиль взаимоотношений, подобный отношению между господином и лакеем, сначала в отношении России, а затем и США.

Если прислушаться к мнению большей части наших экспертов и политиков, так мы вообще, фактически должны отказаться от проведения независимой внешней политики и до конца служить политическим интересам США. Главной проблемой нашей внешней политики по сей день остается несбалансированность векторов, когда выбираем одного господина, а всех остальных партнеров - лишь по его вкусу. Затем, когда у господина меняются интересы или желания, мы остаемся полностью дезориентированными.

Чтобы не ходить далеко, вспомним недавнюю активность в отношениях двух наших соседей: Азербайджан, за последний год, не раз прибегал к языку ультиматума в отношении США, но ничего от этого не проиграл и продолжает прекрасно налаживать связи со всеми крупными игроками региона, в параллельном режиме, такими как США, Россия, Иран, Турция.

К примеру, Турция, начавшая вот уже два года очень интересную, многовекторную игру, направленную на возвращение позиций лидера в регионе, активно сотрудничает с тем же Ираном, что не мешает ей оставаться членом НАТО и самым крупным партнером США в регионе. Так что, чем скорее Грузия откажется от экзистенциальной роли господина-лакея, тем лучше.

Исходя из этого, активность, возникшую в последнее время в грузино-иранских отношениях, считаю положительным явлением.

США, в свою очередь, также выгодно иметь такого партнера, в данном случае Грузию, который лучше них сможет найти общий язык с Ираном.

Очень интересным и перспективным, хотя и специфичным является для Грузии иранский рынок.

Я не считаю, что ирано-грузинские отношения будут сталкиваться с какими-то препятствиями со стороны США.

Что касается Ирана, то его интересы более объяснимы: изолированному, ему нужны новые связи, тем более, с соседней страной, партнером США. Эти отношения послужат также и укреплению позиций Ирана в регионе.

Теймураз Закрадзе, журналист: Положительно оцениваю нормальные, цивилизованные отношения с любой страной, в том числе и с Ираном. Сегодня Иран находится в центре внимания всего цивилизованного мира, к сожалению в отрицательном контексте. У России свои интересы. Для Грузии это соседняя страна, с которой необходимо поддерживать добрососедские, хорошие отношения, ну а экономические связи дают универсальную возможность для их осуществления.

Что сказать о политических аспектах сближения Ирана и Грузии? Не было такого, чтобы кавказцы совали нос в чужие дела, наоборот, как часть цивилизованного мира, Грузия, возможно, могла бы сыграть роль, если не посредника, так - успокоителя, в напряженных отношениях между Западом и Ираном. Реформаторское лидерство Грузии придает ей серьезный вес.

Кроме того, несмотря на все, исторически, грузино-иранские отношения основываются на взаимоуважении.

Демур Гиорхелидзе, экономист: Активизация грузино-иранских отношений последнего времени действительно важное и вместе с тем положительное явление, которое имеет два аспекта - локальный и глобальный. В локальном аспекте нормализация отношений между двумя странами всегда положительное явление в политическом, экономическом и научно-культурном контексте. Пока еще сохранены научные кадры в свое время очень силиьного Института Востоковедения - иранисты, которые в состоянии поделиться своими богатыми знаниями и опытом. Многие грузины, работающие в Иране, положительно оценивают существующую там деловую среду.

В глобальном аспекте же, главное то, что Иран находится в центре внимания мировой политики. Правда, сегодня, фон является конфронтационным, но это временное явление. Отношение к Ирану в ближайшем будущем изменится к лучшему. В первую очередь, со стороны США и Евросоюза. Планы США довольно прозрачны: нормализацию отношений с Ираном они постараются использовать для частичной блокировки интересов Китая и России в регионе. Совершенно ясен тот факт что Иран в ближайшем будущем превратится в т.н. региональную державу, к чему он и стремится, а это позволит лучше защищать свои интересы. Если, как и ожидается, США изменят свое отношение к Ирану, накопившийся в Грузии многолетний опыт в этом плане может оказаться весьма полезен. К тому же, Иран исторически является влиятельным и стабильным политическим игроком на Южном Кавказе, поэтому установление с ним хороших, добрососедских отношений выгодно и в этом плане.

Превратиться в т.н. региональную державу, Ирану, в первую очередь, помогли сами США – тем, что сделали необдуманные шаги в Ираке. Для Ирана опасность исторически часто исходила с запада, а западом для Ирана являлся и является Ирак. Ослабление Ирака и усиление влияния Ирана (из-за мощного шиитского крыла в Ираке) помогло Ирану мобилизовать свои силы и усилить влияние в регионе. Вспомним последнюю 8-летнюю войну с Ираком, поддерживаемого в то время США, какие человеческие и материальные ресурсы были уничтожены с обеих сторон! Сегодня этой опасности не существует. К тому же, Иран обладает стратегическими ресурсами - энергоносителями, очень важными для Европы. Их транспортировка в Европу станет одной из главных проблем ближайшего десятилетия.

Так что, нормализация отношений с Ираном становится неизбежной не только для Грузии, а и для всего западного мира. Говорить о том что Иран является угрозой для США и Европы, в плане чисто военного потенциала, крайне несерьезно – это выше его сил.

Учитывая вышеизложенные аргументы, дружеские отношения с Ираном могут оказаться очень хорошим ресурсом для Грузии и полезными для наших западных друзей.

Еще три года тому назад, я говорил что США выгодно использовать тот реальный потенциал, который существовал и сейчас существует в Грузии, в плане установления очень близких и хороших отношений с Ираном. Исходя из этого, даже с точки зрения большой политики, нормализацию грузино-иранских отношений можно считать значительным явлением.

Как я уже отметил, хорошие отношения с такой богатой страной, как Иран, для Грузии выгодны и с чисто экономической точки зрения. 80-миллионная страна - довольно просторный рынок для грузинской продукции, если конечно мы сможем в правильном направлении развивать свой экономический потенциал.

В свою очередь, добрососедские отношения с Грузией являются очень привлекательными и для Ирана - особенно учитывая имеющуюся в Евросоюзе систему преференций для Грузии, которая может способствовать открытию совместных предприятий и производству конкурентоспособной продукции.

Иранский бизнес был очень активен в Грузии несколько лет назад, затем активность пошла на убыль, хотя и сегодня иранские бизнесмены полностью не покинули наш рынок и думаю что их активность и заинтересованность будет постепенно повышаться.

Иран определенно является перспективной страной для Грузии, в плане создания режима тесного сотрудничесва.

Восточная политика Грузии пока еще не до конца сформирована, во всяком случае я о таковой не знаю и понаслышке. Сегодня другая реальность, и в этой реальности невозможно предположить, что имеющий мощнейший потенциал развития Восток не станет привлекательным для Грузии в плане отношений.

Разговоры о том, что это может повлиять на изменение внешнего вектора ориентации Грузии - не могут стать темой для серьезного обсуждения. - -

Статьи по теме
Партнёры