Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
23.10.2010
«Только мы, грузины, можем камни кушать!»

На днях, открывая завод первичной переработки мяса в Натахтари, Саакашвили в очередной раз удивил население Грузии заявлением о том, что в Грузии не умеют обрабатывать мясо. Не забыл он и об оккупантах, которые «глазеют с гор на нас и завидуют».

Примечание: в заглавии статьи цитата из фильма "Не горюй!"

По утверждению президента, власти Грузии сделали все для выполнения обещания – создать рабочие места для населения, изгнанного  из ущелья реки Лиахви.

Завод в Натахтари строился 6 месяцев. Сейчас там занято 100 человек, из них – 20 вынужденно перемещенных лиц. Средняя зарплата – 400 лари (прибл. 220 дол. США). «Дома у них гораздо лучше, чем у офицеров в России» - заявил Саакашвили.

Казалось бы, что плохого в том, что открывается новый завод, создаются рабочие места? Завод «Ибермит» не первое предприятие в Натахтари; там уже работает завод по производству пива и прохладительных напитков, кондитерская фабрика «Барамбо». Все эти предприятия успешно пользуются инфраструктурой, созданной за счет государственного бюджета, что и определяет сверхприбыли владельцев предприятий. Кстати, все они связаны с именем губернатора края Цезарем Чочели, мгновенное обогащение и неуемные бизнес-аппетиты которого не раз опротестовывали грузинские лейбористы. Так или иначе, открытие этого малого завода сопровождалось большим шумом и присутствием самого президента. Впрочем, он не упускает возможности открыть любой объект. Как ехидничают политики и эксперты, некоторые из них он открывал по нескольео раз, а часть этих объектов закрывалась сразу после отъезда президента.

Впрочем, в случае с «Ибермит» дело обстоит иначе; после открытия завода с прилавков рынков в Тбилиси мясо исчезло на несколько дней. Как выясняется, рынкам запретили принимать мясо без справки о том, что крупный рогатый скот забит именно в «Ибермит». Услуги завода оценены следующим образом: крестьянин, решивший забить собственную скотину и продать мясо на рынке, обязан привести ее в Натахтари, заплатить за каждый киллограм 1,30 лари (прибл. 0,80 дол. США) и лишь после получения справки может отвезти мясо на рынок. Несложно представить, что транспортировка живого крупного рогатого скота, оплата услуг завода и далее, транспортировка в Тбилиси на рынок вызывает подорожание мяса. Уже через несколько дней после проведения выше перечисленных мер на рынках оптовая стоимость мяса подскочила с 7 лари до 8,40 лари - т.е. на 12%! В розничной торговле цена уже подскочила до 10 лари. По всей видимости цены будут расти и далее. Крестьяне из окрестных сел уже избавляются от крупного рогатого скота, содержание которого стало накладно. Страдают и мелкие магазины, торгующие мясом в розницу. Покупателей становится меньше. Несложно подсчитать, что сами работники завода на свою зарплату в 400 лари (она, кстати , средняя, как было сказано) смогут купить мясо только по большим празднкам.

Подобная схема монополизации рынка не нова; фармацевтический рынок монополизирован уже давно. Результатом явилось то, что цены на лекарства искусственно завышены (на некоторые препараты до 400%!). Дело дошло до того, что препараты, изготавливаемые в Грузии, в Ереване стоят намного дешевле, чем в Тбилиси. И это несмотря на транспортные расходы, таможенные пошлины, налоги и т.д.

Если от мяса можно отказаться (или сократить его потребление), то лекарства придется покупать в любом случае. Выкачивание денег из больных поставлено на широкую ногу: одна из фармацевтических компаний имеет собственные клиники, фармацевтический завод и крупную сеть аптек. Таким образом, больного «стригут» на всех этапах; сначала в клинике, заставляя платить за услуги как в пятизвездочном отеле, затем ему назначают препараты, изготавливаемые на их же предприятии, или ввозимые ими же, а затем он покупает это все в их же аптеке. Одним словом, все это превращено в «безотходное» производство по выкачиванию денег.

В Тбилиси еще остается сеть недорогих аптек «Фармадепо», услугами которой пользуется неимущее население. Чтобы избавиться от нее, монополисты создают рядом с ними свои аптеки под именем «Фармацентр», в которых цены еще ниже, чем в дешевом «Фармадепо», Человек, считающий последние копейки, разумеется, покупает уже у них. В то же самое время, в остальных аптеках монополисты сохраняют высокие цены, а на некоторые препараты цены даже растут. Таким образом, единственная отдушина для неимущего населения может обанкротиться, а далее сдержать рост цен на лекарства станет и вовсе невозможно.

Мы привели лишь два примера недобросовестной конкуренции в Грузии. На самом деле это стало распространенной схемой захвата рынка. Именно с ней связаны запреты на уличную торговлю и снос рынков. Население вынуждают покупать только в крупных, дорогих торговых центрах, лишая его возможности выбора. Решение о ликвидации антимонопольной службы в 2004 году было первым шагом, открывшим богатые возможности для монополистов, теснейшим образом связанных с властью.

Нана Девдариани

Статьи по теме
Партнёры