Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
03.11.2010
Интервью с главным советником председателя Национальной регулирующей комисии энергетики Грузии господином Элизбаром Эристави

Информация: Элизбар Эристави в течениe 18 лет, до 1997 года, работал на должности директора проектного института «Энергосетьпроект». Этот институт спроектировал большинство сетей высокого и низкого напряжения на территории Грузии. В течениe 1996 – 2003 годов являлся председателем Национальной регулирующей комиссии энергетики Грузии. С 2004 года по сей день является главным советником Национальной регулирующей комиссии.

georgiamonitor.org

Исходя из вышеизложенного понятны сравнительно осторожные ответы господина Элизбара на заданные нами вопросы, но в любом случае он является высокопрофессиональным энергетиком, а его соображения в этой области, без всякого сомнения, заслуживают внимания.

-Господин Элизбар, как Bы оцениваeте устойчивость энергосистемы Грузии и насколько она защищена от воздействия внешних факторов?

-Нынешнее состояние энергосистемы Грузии в плане устойчивости вполне приемлемое. Если заглянем в предыдущий период, можно сделать вывод, что в то время энергосистема была полностью неустойчивой,если где-нибудь происходила авария, она отключалась в полном объеме и вся западная и восточная Грузия оставалась без электроэнергии.

В настоящее время такое исключено,система в основном является устойчивой и все это благодаря тому, что государство в последнее время проявило политическую волю и истратило довольно большую сумму – около 200 миллионов лари на реабилитацию энергосистемы. Источниками финансирования являлись бюджет и кредиты, а также огромную помощь оказали Мировой и Европейский Банки, USAID, KFW и т.д.Так что донорское участие было довольно весомым.

Разумеется, помощь и поддержка оказывалась и раньше, но тогда, в 90-е в стране царили грабеж и беззаконие, в результате чего энергосистеме Грузии был причинен огромный урон.

- Понятно, но в Тбилиси иногда и сейчас отключается электроэнергия,что объясняют природными явлениями,такими как сильный ветер,дождь и т.д. Насколько все это соответствует положительной оценке устойчивости энергосистемы?

-Что касается форс-мажора, такое происходит везде, не только в Грузии. Предвидеть и предупредить такое невозможно. Проектирование и строительство сетей как правило этого не предусматривает и не расcчитано на стихию, так как ее невозможно спрогнозировать и к тому же это очень дорого обходится.

Что самое главное – в настоящее время огромное внимание удeляется качеству обслуживания потребителей.

Хочу напомнить,что в прошлом году Регулирующая комиссия издала две очень хорошие инструкции, касающиеся качества обслуживания. Одна из них определяет качество обслуживания распределительных компаний, а другая – качество и надежность энергетической подготовленности. Мониторинг осуществляет Регулирующая комиссия, также как и министерство, но в основном это входит в компетенцию Регулирующей комиссии.

В последнее время в энергосистеме Грузии внедрена так называемая система SKADA, когда сбор любой информации, будут это повреждения или нагрузки в разных узлах, производится автоматически. Система внедрена благодаря кредиту Мирового Банка.

- В энергетике Грузии, переработке электроэнергии львинная доля принадлежит гидроэлектростанциям, хотя все еще значительную роль играют и тепловые электростанции. Как вы считаете, насколько сможет Грузия полностью обеспечить свою потребность в электроэнергии,при условии полного освоения местных гидроресурсов? Понадобится ли для этого строительство новых энергоперерабатывающих станций?

- Вопрос довольно профессиональный, так как это довольно сложная и многосторонняя тема. В мировой энергетике все внимание перенесено на так называемые возобновимые источники электроэнергии, когда как можно больше энергии должно быть выработано на возобновимых источниках электроэнергии, а меньше, например, на тепловых электростанциях.

Известно, что в Грузии освоено всего лишь 15% местных гидроресурсов.Но даже этот процент больше субьективная оценка, чем результат исследований.Все дело в том,что реки Грузии носят сезонный характер и как раз из-за этого невозможно обеспечить годовое энергопотребление страны только лишь гидроресурсами.Поэтому необходимо искать и другие источники – это в основном подстанции и импорт электроэнергии из соседних стран.

В летний период налицо имеется избыток выработанной электроэнергии, а зимой наоборот –дефицит. Поэтому особое внимание уделяется углублению сотрудничества с соседними странами в плане экспорта или обмена электроэнергии, а также поиску других методов. Наилучший вариант это когда наша энергосистема работает паралельно с мощной энергосистемой соседнего государства.

В настоящее время такие связи уже налажены со всеми соседними государствами, но к сожалению эти возможности использованы еще не полностью.

Наши гидроэлектростанции имеют сезонный характер, следовательно, они должны работать в пиковом режиме, когда нагрузки значительно выше, чем среднегодовые или к примеру среднемесячные. За счет пиковой энергии должен происходить ее экспорт и импорт базисной энергии. Такое у нас происходит, но не в тех дозах, как я уже высказался, и главное, нет различий, происходит экспорт пиковой или базисной энергии, что крайне существенно.

Эта цель еще не достигнута, но в будущем она является вполне достижимой, тем более, что на повестке дня стоит строительство мощной системы линии передач или подстанции в Турции, также востановление 500 киловольтовой линии передач с Азербайджаном, так как она абсолютно бездействует, а связь осуществляется через 330 киловольтовую линию. Возможно также строительство дополнительной линии передач с Арменией, такой проект уже существует, но он находится в стадии осуществления.

В прошлом Армения, как и Россия сослужили Грузии хорошую службу в трудное для Грузии время, когда в энергетике царило полное беззаконие и существовал дефицит местной энергии, эти соседние страны обеспечивали Грузию энергией по довольно доступной цене. Энергетические отношения России и Грузии еще раз доказывают тот тезис, что энергетика находится вне политики. 500-киловольтовая линия функционирует, по ней происходит переток электроэнергии,фактически реверс ,обмен электроэнергией, что так выгодно для обоих государств.

Я придаю огромное значение строящейся линии в Турции, так как по соседству с Грузией –Турция это единственный мощный рынок.

Возвратимся на время к гидроэнергетикe – длина турецкой линии передач на территории Грузии составляет почти 500 километров. Проект еще не завершен, проектируется строительство еще и подстанции в Ахалцихе – это будет первый в Грузии и Закавказье, также европейской части бывшего СССР и Средней Азии пульт управления постоянного тока. Это установка, которая обеспечит стабилизацию системы, то есть, частоты передачи, во время перетока электроенергии по сети. Стоимость проекта оценивается до 300 миллионов евро, больше чем обходится строительство средней электростанции.

Проект совместно финансируют EBRD, KFW, IIB и грузинская сторона. Соглашение уже достигнуто, уже определены две основные фирмы – главная это Fichtner, которая осуществляет экономические и технические части проекта, а также SIEMENS.

Северная часть Турции, граничащая с Грузией, очень слабо развита и там существует дефицит электроэнергии, поэтому значительного перетока электроэнергии из Турции первые пять-семь лет ожидать не приходится, кроме как если это будет дружеский жест с ее стороны или что-то подобное.

В основном через эту линию будет осуществляться экспорт электроэнергии из Грузии, а также транзит из Азербайджана,Турции и возможно Армении. Этот проект стимулирует развитие гидроэнергетики Грузии.

Как известно, Европа почти исчерпала свои гидроресурсы и переходит на возобновимые источники, такие как ветер и солнце. У нас эти источники не являются конкурентоспособными, во-первых дорого обходятся, а главное, они не подлежат регулированию.

- Пожалуйста, ознакомьте нас со статистической информацией в связи с количеством выработанной электроэнергии за год в Грузии, как гидро- так и теплоэлектростанциями, и, какой потенциал есть в этой области? В каком годовом количестве электроэнергии нуждается Грузия?

- В каких объемах Грузия нуждается в электроэнергии в годовом расчете, скорее не чисто энергетический, а экономический вопрос и он зависит от объема экономики и производства. Мы сегодня потребляем половину того, что потребляли в 1989 – 1990 годах. В нынешнем году этот показатель составит 9 миллиардов киловатт/часов, откуда приблизительно 80% или 7.5 – 8 миллиардов будет произведено гидроэлектростанциями, а остальное на теплоэлектростанциях и импорт.

Все зависит от специфики экономики, что выгоднее – импортированная электроэнергия или произведенная теплостанциями, где имеются незагруженные мощности, но из-за высоких цен на природный газ и топливо эти теплостанции вырабатывают за год всего 11% от своей мощности. Поэтому прогнозировать следует исходя из экономической специфики.

- Как Вы считаете – будь задействована Худонская ГЭС, изменилось бы радикально положение вещей в сфере энергетики, в плане роста потребления и экспорта электроэнергии?

- Конечно, в этом случае положение вещей изменилось бы к лучшему, но я считаю неправильной такую постановку вопроса потому, что это всего лишь догадки и предположения, а реальность совсем другая. Хотя с другой стороны факт и то, что Худон не следовало закрывать, надо было найти инвесторов, но это сделано не было, поэтому давайте не будем вспоминать старое.

Замечу также, что задействование Худона и сейчас стоит в повестке дня, но конечно уже не так, как это было в 90-х, но рано или поздно Худон будет запущен, так как он является регулирующей электростанцией, которая внесет свою долю электроэнергии в выработку уже существующего Ингури-ГЭС-а, по расчетам это 300 миллион киловатт/часов. Худон станет пиковой электростанцией и выработанную на нем электроэнергию надо будет выгодно экспортировать.

- Господин Элизбар, мы поговорили скорее о технической стороне энергетики. Вне нашего внимания остались вопросы обеспечения энергоносителями нашей энергетики. Можно ли считать, что Грузия достигла диверсификасии в этой сфере? Вы сказали, что наша страна в какой- то мере обеспечивает свои потребности и в электроэнергии. Исходя из вышеизложенного можно ли говорить о том, что Грузия является энергетически независимой страной?

- Я считаю, что нет. Энергетическая независимость подразумевает, что страна полностью обеспечяивает свои потребности местными ресурсами, eсли в электроэнергетике это осуществлено на 80 % (за год, а не сезонно). Что касается природного газа, тут дела обстоят далеко не так хорошо, несмотря на то, что разумеется диверсификация достигнута, и это можно расценивать как шаг вперед, так как мы уже не зависим от одной конкретной страны.

- Разрешите не согласиться, допустим поставка в Грузию Шахденизского газа из Азербайджана будет прекращена, существует ли реально какая-то альтернатива этому сегодня – если не принимать во внимание pоссийский и иранский газ?

- На сегодняшний день другой альтернативы не существует. Из соседних стран, кроме Азербайджана, лишь Россия и Иран имеют достаточные запасы природного газа. Теоретически природный газ возможно импортировать из Средней Азии, но и в этом случае транспортировка будет возможна только через территорию России или Ирана, или же опять-таки через азербайджанскую территорию, так что мы во-многом еще зависим от Азербайджана.

Также возможно вступят в эксплуатацию еще и среднеазиатские газопроводы, но это будет в далеком будущем.

- Господин Элизбар, Вы являлись также председателем Национальной регулирующей комисcии энергетики Грузии. Объясните пожалуйста, какая была необходимость создавать такую комиссию в то время, когда уже существовало соответствующее отраслевое министерство? Откуда возникла эта идея икак была осуществлена она? Как протекает сотрудничество между Регулирующей комиссией и Министерством? Также в двух словах расскажите, пожалуйста, о так называемом Энергорынке.

- Руководствуясь опытом энергетически развитых стран, в первую очередь США, можно говорить о том, что в природных монополиях должно иметь место государственное регулирование, но оно не полностью должно быть подчинено правительству, а лишь частично. Конечно, правительство и парламент должны осуществлять определенный мониторинг природных монополий, но в основном этот мониторинг должен быть независимым.

Независимость в первую очередь достигается с помощью соответствующего закона, в котором все расписано.

Такие Регулирующие комисcии созданы почти повсеместно, конечно, есть и исключения, но что касается постсоциалистических стран, не считая нескольких из них. В частности в Армении, Грузии, странах Прибалтики, Украине, во всех странах Восточной и Центральной Европы существуют независимые комиссии. Это произошло благодаря приватизации этого сектора. Так повелось, что инвесторы не полностью доверяют государственным структурам и это является как раз их требованием – регулировать энергетику страны должен независимый регулирующий орган, а не государство. Такое регулирование подразумевает лицензирование, установление тарифов, постоянный мониторинг качества обслуживания и т .д.

Что касается отношений с министерством, замечу также: как почти во всех странах, министерство является функциональной структурой, которая определяет энергетическую политику и стратегию страны в этой области.

Что касается энергорынкa – в 2000 - 2001 г. г. в Грузии был сформирован энергорынок как место, где между производителем и потребителями оформлялись договора. Потребителями в данном случае можете считать распределительные компании и крупные производства. Сначала энергорынок не заработал, так как оплаты были очень низкими, а рыночные законы и правила, которые тогда установила Регулирующая комиссия, не работали полностью. В последующем, когда уже была жестко внедрена необходимость оплат за использованную электроэнергию, также системы учета и контроля, и в закон вошли изменения, в частности, в область штрафов за неуплату и т.д.,после всего этого энергорынок заработал. Затем он видоизменился и уже три года как вместо энергорынка функционирует Kоммерческий оператор системы. Отличие между ним и энергорынком в том,что коммерческий оператор системы имеет право закупить 10-15 % от общего количества энергоресурсов и затем продать их.

Эту сферу финансировал USAID и основная часть суммы пошла на помощь неймущим и беспомощным. USAID прямо выплатил энергосистеме от 3-х до 5 миллионов долларов на обеспечение неймущих, в том числе и беженцев.

- Господин Элизбар, расскажите пожалуйста о тарифах, установленных распределительными компаниями, в частности об их действующем принципе: «Чем больше электроэенергии я потребляю тем дороже мне обходится единица ее цены». Как известно, стоимость электроэнергии для населения возрастает соответственно возрастанию ее потребления: до 100 киловатт в месяц - 13,5 тетри за один киловатт/час, от 100 до 300 киловатт - 16 тетри, а свыше 300 киловатт -17,7 тетри за киловатт/час.

Насколько соответствует такое положение дел принципам рыночной экономики и как у нас происходит ценообразование?

Среди населения муссирует мысль, что цены на электроэнергию искусственно завышены . Если на день опоздаешь с оплатой, поставку электроэнергии моментально отключают. Один из нас жил несколько лет в Германии и хорошо помнит,что там было возможно на свое усмотрение выбрать одну из трех распределительных компаний. У нас же, в Грузии совсем другое положение, тут даже не оформляется договор между сторонами и если некачественная электроэнергия испортит такие домашние приборы, как холодильник и телевизор, никто за это не отвечает. Существует ли какая-та возможность, урегулировать эти проблемы?

- Пока нельзя сравнивать энергетику Грузии со странами с развитой энергетикой,такой например как Германия, в которой потребление электроэнергии на душу населения намного выше, чем у нас.

После развала бывшего СССР стартовые условия Грузии в этой области были явно не завидными, мы импортировали четвертую часть электроэнергии, ничего не говоря уже о природном газе и топливе.

И сейчас мы во многом зависим от других стран, будет это снабжение природным газом для подстанций или электроэнергией в зимний период, так что не будем сравнивать себя с другими, тем более ушедшими далеко вперед, в этом и не только в этом направлении, странами.

Что касается тарифа, я с вами соглашусь, что он не полностью объективен – доля распределительных компаний в нем составляет 60%, а что касается того факта что стоимость электроэнергии для населения возрастает соответственно возрастанию ее потребления, скажу что так было решено исходя из социального положения населения, основываясь на том, что неимущий человек тратит меньше электроэнергии, следовательно и платит меньше, соответственно – более зажиточный человек потребляет и платит больше. В будущем эта дифференциация возможно останется, но станет проникающей – например, до 100 киловатт/часов для всех останется один тариф,от 100 до 300 – другой и т.д.

В странах Европы стоимость электроэнергии меняется соответственно времени суток –утра, полудня, вечера, ночи, есть еще и пиковая цена. По этим параметрам в Европе лидирует Франция, где если я не ошибаюсь, введено 16 типов тарифов.

Но для того, что перейти на подобную систему формировния тарифа на электроэнергию, понадобится много времени, во-первых придется поменять полностью системy учета, также надо подготовить население к этому, а главное то, что для этого в стране должен быть более высокий, хотя бы средневропейский уровень жизни населения и производство электроэнергии должно абсолютно обеспечивать собственные потребности. Грузия пока не соответствует этим условиям.

Что касается ценообразования, это происходит на высокопрофессиональном уровне, все критерии которого – электроэнергетика, снабжение природным газом и водоснабжение полностью расписаны в законе.

После этого создается методология калькуляции отрасли, в свое время установленная Регулирующей комиссией по всем трем направлениям, и следуя этой методологии делается расчет, который основан на полной стоимости обслуживания. Что подразумевает под собой полная стоимость: производство электроэнергии, передача, диспетчеризация и распределение. Тариф каждой ступени высчитывается по отдельности. Он должен удовлетворять такие требования,как: возвращение инвестиций(активов),амортизация, изнашивание, обслуживание, эксплуатация и налоги. Поэтому это все расписано подробно и калькуляция каждого тарифа в энергетике состоит из 50 или более пунктов, что в последующем подвергается контролю и регулированию.

Затем ежегодно каждый лицензиат представляет в Регулирующую комиссию свой финансовый и технический отчет, в объязательном порядке заверенный аудитом, которому доверяет Регулирующая комиссия и на основе этого производит проверку отчетов.

- Существует ли монополия на грузинском энергорынке? Насколько осуществимо, что на наш энергорынок вошла бы другая энергокомпания и предложила потребителям свои условия? Созданы ли для этого технические условия?

- Технически это возможно, но насколько будет экономично, об этом мне трудно судить.Такой пункт уже заложен в закон и им пользуются крупные потребители.

Надо разделять два понятия – поставщик и распределитель электроэнергии. В настоящее время распределительная компания для населения и для всех потребитедей низкого напряжения одновременно выполняет две функции: она является как поставщиком, так и распределителем электроэнергии.

Сеть принадлежит распределительной компании, затем она покупает электроэнергию и пускает ее в свою сеть. Но если у вас есть желание подписать договор непосредственно с электростанцией или страной, тогда вы оплачиваете лишь стоимость электроэнергии, а распределительной компании не платите ничего. Хотя и в этом случае вам придется заплатить за потери и другие издержки, которые в другом случае покрывает распределительная компания. Поэтому стоимость электроэнергии дешевеет ненамного и в основном такую оплату осуществляют лишь крупные предприятия, к примеру ферросплавный завод в Зестафони и несколько других.

- Большое спасибо за ваши ответы.

Беседу вели: Константин Чиквиладзе, Гулбаат Рцхиладзе

Статьи по теме
Партнёры