Наша страничка на Facebook
Партнёры
Мир
19.10.2010
Борьба геополитического моря против береговых государств в новых условиях

События вокруг Ирана вновь в центре внимания мировой прессы и аналитиков. Обсуждается возможность нанесения ударов по ядерным и другим объектам Ирана со стороны США и их союзников, в частности Израиля. Некоторые политики (например, бывший представитель США при ООН Джон Болтон) даже призывали разбомбить Бушерскую АЭС до того, как там будет загружено ядерное топливо.

Также широко обсуждалось развитие отношений между Россией и Израилем, а также Ираном и Сирией. Визит министра обороны Израиля в Москву, завершившийся подписанием договора о сотрудничестве между оборонными ведомствами двух стран, вызвал резонанс внутри России и в мире. Почти сразу после этого прошел визит министра обороны России Сердюкова в США, и случилось еще одно нашумевшее событие: президент Медведев заморозил исполнение сделки по продаже зенитных систем С-300 Ирану.

Соглашение между министерствами обороны России и Израиля заключается впервые. Если брать во внимание отношения между СССР и Израилем, это событие тем более знаковое. Однако, как оказалось, этот договор не помешал России начать поставлять Сирии противокорабельные крылатые ракеты «Яхонт» (другое название «Оникс»). Это решение, которое, кстати, было объявлено в ходе визита Сердюкова в США, вызвало нервную реакцию в израильской прессе и политических кругах. Считается, что ракеты «Яхонт» трудно перехватить средствами противоракетной защити кораблей, поэтому они представляют повышенную угрозу для крупных надводных судов.

У Израиля уже есть печальный опыт, когда китайская противокорабельная ракета, выпущенная из Ливана боевиками движения «Хезболла» серьезно повредила израильский фрегат. Кстати, ракеты «Яхонт» поставлялись и Ирану.

В чем важность самого факта поставки противокорабельных ракет в такие страны, как например, Индия, Иран, Сирия, Ливан?

Все они являются береговыми странами и располагаются в т.н. береговой зоне «Римланд», если использовать термин английского геополитика Макиндера. Согласно некоторым геополитическим построениям, именно в береговой зоне Евразии идет главная борьба Суши и Моря. Сейчас часть этой зоны, где идет наиболее яростное, но скрытое противостояние, простирается от Турции до Пакистана и включает такие страны, как Сирия, Ливан, Ирак, Иран, Афганистан, а также страны Кавказа и Центральной (Средней) Азии.

До недавнего времени, особенно в 90-х годах прошлого века и в начале нынешнего, геополитическое Море имело явное преимущество в этой борьбе. Турция была мощным членом НАТО и союзником Израиля – светским, лайцистским государством. В Ливане шла нескончаемая гражданская война, а юг был оккупирован тем же Израилем. Сирия была объявлена «изгоем» со стороны Запада, особенно США, у нее отторгнуты стратегические Голанские высоты. Ирак при Саддаме был загнан в блокаду, разделен на зоны, а потом оккупирован. В Иране правили умеренные исламисты - «реформаторы», которые, несмотря на риторику о диалоге цивилизаций и т.д., не осуществляли достаточными темпами строительства независимой экономики с мощным научно-техническим фундаментом. В Афганистане, как и в Ливане, шла гражданская война, а потом Афганистан также был оккупирован, причем, в отличие от Ирака, потери оккупантов в первые годы были незначительными. В Пакситане правил в целом прозападный военный режим, который заигрывал лишь с суннитскими радикалами. Однако ко второй половине нулевых годов 21-го века, ситуация, по–видимому, начала меняться.

Начиная от Турции и кончая Пакистаном, везде происходят изменения, которые трудно считать выгодными для Запада. В Иране пришел к светской власти президент Ахмадинежад, который резко активизировал внешнюю политику Ирана и сделал ее четко антиглобалистской – в смысле концептуального противостояния с однополярными глобализмом. При этом, Иран избрал экономическую политику автаркии и опоры на собственные силы, что сопровождается резко возросшими усилиями в научно-технической сфере. Этому способствуют санкции, налагаемые на Иран со стороны Запада. Хотя уже при «реформаторах» Хатами и Рафсанджани иранская наука и инженерная сфера демонстрировали серьезный прогресс. В Ираке американская оккупация принесла попутный результат: шиитское большинство, задавленное при Саддаме, пришло к власти, причем в виде религиозных партий. Если американские войска на самом деле полностью покинут Ирак к концу 2011 года, у Ирана еще больше укрепятся возможности влияния на соседнюю страну, учитывая шиитские связи. Таким образом, впервые исламский Иран может получить прямой сухопутный выход на своего традиционного союзника в последние десятилетия – Сирию. Уже строится железная дорога, которая свяжет Иран и Ирак. Правда, пока железная дорога между Сирией и Ираком закрыта. А через Сирию Иран получает выход на Ливан, и таким образом, израильскую границу. Кстати, недавно состоялся первый визит президента Ирана в Ливан, где он посетил южный Ливан – населенную арабами-шиитами территорию, где практически единолично правит движение «Хезболла» - поддерживающее тесные связи с Ираном.

В Пакистане старая феодальная элита, которая в 19-20-м веке традиционно получала образование в Англии и была в целом прозападной, постепенно теряет позиции, и усиливается роль выходцев из средних и низших слоев – людей, у которых антиамериканские настроения, исламистов, часто не владеющих английском языком, зато знающих арабский. Что касается конфессионального деления, среди суннитов исламизация идет уже несколько десятилетий. Шиитские влиятельные кланы за последние полвека несколько раз были у власти в Пакистане, как и сейчас (например, шиитом является президент Зардари). Традиционно шиитские политические семьи (Бхутто, Мирза, Саид и др.) были умеренны в исламе и не отличались антиамериканизмом. Шиитские по происхождению политики сосредоточены в левоцентристской Народной партии Пакистана, которая возглавляет правительство. Интересно, что партийный флаг этой силы имеет три цвета – черный, красный и зеленый, как у шиитов. С учетом, наверно, иранского фактора, шиитские массы в Пакистане постепенно идентифицируют себя более четко, их религиозность также повышается, как и суннитов (начиная с 70-80-х годах среди суннитов было заметна исламизация, в то время как шииты поддерживали секуляризм, из-за численного превосходства суннитов). Также, Китай продолжает укреплять свои позиции в Пакистане, строя крупные объекты и вооружая пакистанскую армию.

В Турции также происходит исламизация населения, хотя и здесь наблюдаются противоречивые явления. Среди исламистов пока активны некоторые пантюркистские организации, которые напоминают по стилю и идеологии деятельности т.н. ваххабитов и часто делают русофобские заявления, что является индикатором их скрытых связей со спецслужбами западных стран. Т.е. Запад, особенно США, хочет возглавить и использовать в свою пользу процесс размывания секуляризма и возрождения ислама в этой стране, пытаясь направить этот процесс против России, Ирана или Китая – против евразийских стран.

Таким образом, в целом складывается интересная картина в береговой зоне Евразии. Пока рано говорить об окончательном размывании американского господства в этой зоне. В арабских странах Персидского залива позиции американцев и англичан по-прежнему сильны. США усиливают давление на Пакистан, в Афганистан перебрасываются дополнительные войска. Даже в Центральной Азии, в бывших республиках СССР, появилась американская база, в частности, в Киргизии. Однако, афганская кампания пока терпит крах, потери оккупационных сил растут с каждым годом, также не удается полностью дестабилизировать ситуацию в Пакистане, несмотря на каждодневные удары с воздуха с помощью беспилотных аппаратов по целям в Северо-Восточном Пакистане.

Но вернемся к крылатым морским ракетам. Наличие этих и других типов оружия (например, скоростных торпед) создало ситуацию, когда морское могущество такой страны, как США, может быть подорвано ассиметричными мерами. В 19-20-м веке морские державы (Великобритания, потом США) имели безоговорочное преимущество на океанских просторах и в береговых зонах благодаря огромному численному составу флота. Они могли производить боевые корабли в большом количестве и располагать их по сети военно-морских баз своих колоний, доминионов или союзников. Однако в наши дни ситуация меняется. Англия все менее способна держать более или менее крупный флот, численный состав сокращается и будет сокращаться. США смогли запустить в 90-х-2000-х годах несколько крупных серий кораблей, в том числе авианосцев, но и им все труднее становится содержать огромный по численности флот. Существование современных противокорабельных ракет и торпед (например, т.н. ракеты-торпеды «Шквал») приводит к тому, что корабли вынуждены оснащать мощными средствами защиты, должны быть напичканы электроникой, а это крайне удорожает и усложняет их производство, в случае же потери делает трудно восполнимым. В то же время, морские крылатые ракеты, если освоить их технологию, намного дешевле и являются очень эффективным ассиметрическим ответом. Для их размещения не обязательно иметь крупные надводные корабли или подводные лодки, которые могут быть уничтожены превосходящими силами флота и авиации морских стран (США и их союзников). Мобильные батареи крылатых ракет можно размещать прямо на берегу, а ракеты и торпеды ставить на малые и трудно обнаруживаемые подлодки, ракетные катера, которые намного дешевле в производстве, чем эсминцы, фрегаты или крупные подлодки.

Если рассмотреть потенциальный театр военных действий, например, зону Персидского залива, то увидим, что в случае наличия у региональных государств (в первую очередь, Ирана) береговых комплексов противокорабельных крылатых ракет и малых подлодок, вооруженных ракетами и скоростными торпедами, можно эффективно противодействовать в литоральной (береговой) зоне намного большему по численности флоту и парализовать судоходство, обеспечивающее критический процент мирового нефтяного экспорта. Уничтожить авианосец такими средствами будет сложно, но повредить или потопить другие корабли вполне возможно. В отличие от предыдущих эпох, те же США уже не могут позволить себе тяжелые потери, тем более крупных надводных кораблей. Они должны выигрывать войну красиво, «без шума и пыли», чтобы это можно было показывать в прямом эфире CNN. А кровь, потери, затяжные военные действия бросают Америку из постмодерна обратно, в 20-й век. Конечно, американцам выгодно немножко повоевать, но военное столкновение должен происходить полностью по их сценарию и продолжаться столько, «сколько надо». Президент Ирана Ахмадинежад недавно высказался на эту теме, что американцы по настоящему никогда не воевали. Ассиметрические средства делают сценарий легкой прогулки проблематичным, так как дают «сухопутным» странам с сравнительно малым количеством крупных кораблей новые возможности.

При этом, производство противокорабельных ракет не стоит на месте и развивается. Кроме упомянутого «Яхонта», есть российско-индийская ракета «Брамос». Она уже поступила на вооружение индийской армии. Причем, не только кораблей, но и авиации (Су-30). Сейчас разрабатывается проект гиперзвукового варианта «Брамоса», который будет вообще неуязвим для перехвата защитными средствами флота. Есть также ракетные комплексы «Клаб» («Калибр») разной модификации (противокорабельной, противолодочной, устанавливаемой на берегу) и др. Иран имеет на вооружение часть этих вооружений, но часть не имеет. Россия, как известно, присоединилась к санкциям против этой страны, и приостановила военные поставки там. Однако, ничто не может помешать России в будущем возобновить такое сотрудничество, или поставить некоторые технологии. Это значит, что Москва имеет в руках козыри, которые могут серьезно спутать карты морской сверхдержавы. Но она не будет выкладывать их сразу. Наличие таких стран, как Индия, Иран, Сирия и др. дает возможность России вести свою игру в береговой зоне Евразии. Она действует сейчас намного более изощренно, чем прежде (при СССР), не кладя все яйца в одну корзину. Об этом свидетельствует попытки России продать оружие традиционным американским союзникам, таким как Саудовская Аравия, Турция, Израиль, ОАЭ и др. Появление российского высокотехнологичного оружия (например, зенитно-ракетной системы С-400) в армиях американских союзников грозит нарушением их монополии на поставки оружия. США сделают все, чтобы не допустить этого. Они намерены завалить Саудовскую Аравию своим оружием и готовят контракт на сумму свыше 60 миллиардов долларов. Такие же крупные контракты предложены Эмиратам, Пакистану тоже поставлено свыше десяти самолетов F-16 новой модификации. Но рано или поздно российское оружие будут покупать все или почти все страны Ближнего Востока, что еще больше усложнит ситуацию для США.

Мы коснулись только одного аспекта стратегической ситуации в береговой зоне Евразии – ассиметрических возможностей подрыва доминирования крупных морских сил (прежде всего США) в виде противокорабельного оружия. Есть также другие аспекты, например, средства ПВО, которые могут сбивать американские крылатые ракеты «Томагавк» и самолеты. Такие средства также есть у России и часть из них поставлена Ирану, а поставка других (С-300) пока заморожена. На эту тему было множество публикаций в мировой прессе, но нужно все-таки уточнить, что ПВО является лишь одним аспектом военно-стратегической ситуации, хотя и очень важным. Иран развивает свою ПВО самостоятельно или с китайской помощью. Иран уже имеет свои наработки, которые могут противодействовать американским крылатым ракетам. В будущем эти возможности только расширятся. Кроме оружия, есть и такой важный фактор, как ядерные технологии. Строительство атомных станции становится элементом стратегической игры. Обладание Ираном, Индией, а в будущем Турцией или Сирией атомных станций делает их гораздо более весомыми державами. Россия близка к заключению окончательного контракта с Турцией на постройку АЭС. Бушерская АЭС уже построена и скоро пойдет в эксплуатацию. Иран намерен построить до 20 атомных блоков, и часть этих контрактов наверно достанется России. Атомная станция приближает страну к клубу ядерных держав, что является другим уровнем стратегического веса. Все это открывает новые возможности геополитического переформатирования в Евразии, что должно привести к ослаблению американского могущества, а это, в свою очередь, полностью изменит ситуацию в мире.

Георгий Векуа

Статьи по теме
Партнёры