Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
03.11.2010
Специальное интервью с лидером "Демократического движения – Единая Грузия" госпожой Нино Бурджанадзе

Сотрудники Института Евразии задают госпоже Бурджанадзе такие вопросы, которые читатель в грузинской прессе в основном ищет напрасно.

georgiamonitor.org

- В последнее время Вы последовательно продвигаете идею проведения т. н. Представительского собрания, подготовительная встреча которого состоится 29 сентября. Является ли Вашей целью ослабить власть Грузии? Каковы Ваши ожидания: не думаете ли, что власти просто проигнорируют Ваше мероприятие, намеченное на 29 сентября, делегаты собрания разойдутся по домам и всё останется, как прежде?

Нино Бурджанадзе: Я считаю, что ваш вопрос сформирован не совсем правильно – мы продвигаем идею проведения Представительского собрания не для того чтобы ослабить власть в Грузии,а заставить Саакашвили уйти  в отставку. Следовательно цель проведения этой встречи состоит  в том, чтобы Представительское собрание реально переросло в волеизъявление грузинского народа, за чем последует отставка президента Саакашвили и будут назначены внеочередные президентские и парламентские выборы.

Что касается второй части вопроса, замечу что она также не совсем правильно отражает наши планы относительно 29 сентября. В этот день, как вы заметили, делегаты действительно разойдутся по домам, но что будет дальше – они будут работать во всех регионах и городах Грузии с целью довести  до людей правдивое слово, потому что благодаря абсолютно контролируемой медии наше население очень многого из того, что реально происходит в стране, не знает или если даже знает, все-равно  находится под влиянием подконтрольных Саакашвили средств массовой информации. Наша задача провести подготовительную встречу Представительского собрания 29 сентября, для проведения в ближайшем будущем Общенародного собрания, которое вынесет окончательное решение в отношении дальнейшей судьбы нынешней власти и наметит последующие  шаги по борьбе с ней.

- Насколько велик шанс того, что наоборот, власти впадут в панику, если Ваша деятельность окажется эффективной, и процессы выйдут из мирного русла?

Нино Бурджанадзе: Мы не собираемся действовать так, чтобы процессы вышли из мирного русла, если власть сама не пойдет на провокации и на намеренные шаги, которые будут нацелены на осложнение  ситуации. Власть Грузии и ранее неоднократно впадала в панику и допускала роковые ошибки, но с нашей стороны будет сделано все, чтобы не навредить стране и действовать так, что в ближайшем будущем страна могла без больших “жертв” освободиться от Саакашвили и созданного им режима.

- Расскажите пожалуйста о структурах Представительского собрания – как идут рутинные реботы и какие социальные слои являются ядром Вашего собрания. Учитываете ли фактор "простого человека", то есть участвуют ли в подготовке к собранию рабoчие (если таковые еще остались в Грузии), крестьяне, предприниматели среднего и низкого звена? Или же у Вас в основном безработные и все те, кому и так нечего терять   в противостоянии с властями (не считая известных деятелей культуры,театра и кино)?

Нино Бурджанадзе: Ядром Представительского собрания является инициативная группа, которая в свое время объявила о создании Представительского собрания. Сама идея проведения собрания  принадлежит ивестному грузинскому писателю и общественному деятелю, живой легенде Грузии, господину Чабуа Амиреджиби. На его идею отозвались такие видные деятели спорта, театра и кино, как Нона Гаприндашвили, Гоги Кавтарадзе, Роберт Стуруа и др.

Они пришли к выводу, что надо провести  действительно нацональное-общенародное собрание, которое автоматически подразумевает что будет учитываться фактор простого человека и его мнение.

Что касается подготовительного представительского собрания в его работе разумеется будут учавствовать представители всех слоев – крестьяне, рабочие, предприниматели, деятели культуры и спорта, педагоги, врачи и т.д.

Возвращаясь к вашему вопросу – замечу, что не считаю правильным разделять наше общество на работающих и безработных. Думаю что и тем и другим есть что терять. Именно Саакашвили и привык разделять общество на благополучных и не благополучных, работающих и не работающих, удачливых и не удаливых, молодых и пожилых людей и т. д. А мы считаем, что все эти люди являются полноправными членами нашего общества, вне зависимости от уровня их благосостояния, или занятости на работе.

На представительском собрании будут присутствовать граждане Грузии, которых объединяет единое стремление – чтоб Грузия стала реально свободной, демократической и достойной уважения  страной.

- Как Вы смотрите на процессы начиная с ноября 2007 года: не считаете ли Вы, что настроения грузинского общества сегодня в корне отличаются от его тогдашних настроений? Много говорится о том, что народ, смотревший на бездарность оппозиции, впал в апатию и нигилизм, каждый стал действовать "за себя" и пытается уладить личные проблемы путем добрых отношений с местными властями.

Нино Бурджанадзе: Я считаю что и до 2007 года была такая же ситуация – считалось что люди свыклись с тем, что происходит и все идет плавно, хотя лично у меня никогда не было такого ощущения и я прекрасно помню, как в августе 2007  сказала Саакашвили и Угулавe: «Вы заставите десятки тысяч людей выйти на улицы с манифестациями протеста против решений, которыx вы принимаете». Все сбылось на самом деле несмотря на то, что  в то время  власть и дипломатический корпус и многие другие были уверены, что люди в Грузии смирились с тем, что происходит.

Я прекрасно понимаю определенную апатию людей, которые прекрасно осознают что бороться с такой неадекватной силой, какой является Саакашвили, конечно же, очень сложно.

Для нас очень важно  не навредить стране, в то время когда основной заботой находящихся у власти людей во главе с Саакашвили является не забота о стране и ее гражданах, а лишь сохранение власти в своих руках. То есть они видят перспективу страны  исключительно лишь в том случае, если они сами находятся у власти. В их  стремлении сохранить власть основным помощником  являются средства массовой информации, которые занимаются ”промыванием мозгов” населения, также как  происходило и в  советский период. Наблюдая даже беглым взглядом за  информационными  выпусками проправительственных телекомпаний “Рустави-2”, “Имеди” и т.д., можно отчетливо заметить, как они стараются показать реальность в искривленном зеркале, наблюдая за происходящими событиями сквозь розовые очки.  Локальные и вовсе несущественные события, а иногда совсем даже плод своей или чужой фантазии преподносят как огромные и важные события в жизни страны и разумеется главными виновниками этого  выводят  Саакашвили и «Национальное Движение».Совсем как  в «доброе» старое время.

Кроме этого, на настроения людей, разумеется, влияет и раздробленность оппозиции, очернять и клеветать на которую стало главной заботой и  делом чести для власти и подконтрольных им структур, в том числе средств массовой информации.

Ситуация явно не простая, но прекрасно зная реальные настроения людей, которые крайне негативно настроены в отношении сегоднящих реалий и действий власти, я могу надеяться что готовность бороться за лучшее будущее своей страны в большинстве населения Грузии присутствует.

- В отличие от внеочередных президентских выборов, которые состоялись 5 января 2008 года и парламентских выборов, состоявшихся  26 мая того же года, на местных выборах 30 мая 2010 года оппозиция не смогла предъявить сколько-либо серьезного документа, подтверждающего фальсификацию выборов (грубые методы – забрасывание фальшивых бюллеттеней в урны, подделка подписей членов комиссий, физическое давление на них и др.). Разве это не пощечина всей оппозиции, вне зависимости от того, кто участвовал в этих выборах, а кто – нет?

Нино Бурджанадзе : Я не считаю что-либо, связанное с местными выборами пощечиной в мой адрес, тем более что мы, как и основная часть оппозиции, не принимали участие в выборах, так как это был фарс и спектакль, поставленный лично Саакашвили, и участие в местных выборах явно  не входило в наши планы.

Те оппозиционные партии, которые принимали участие в выборах, особенно и не старались представить какие-либо факты нарушений, так как их главной целью была не борьба с режимом, а желание найти  в результате выборов свое место среди оппозиции. Мы можем вспомнить, как после выборов занявшая второе место оппозиционная партия (“Альянс”) стала во все горло кричать, что народ именно их избрал как ударную силу оппозиции, но всего через три дня после этого Альянс раскололся вдребезги и распался.

Для оппозициoнных партий, подобных  Альянсу, главное не скорейшая смена власти, а подмена власти Саакашвили и им не важно, когда это будет – через год, три или позже...

Поясняю свою позицию – если Грузия являлась бы нормальной, демократической страной, то слова  ”замена” или ”подмена” власти так не  раздражали бы  слух, но когда во главе Грузии находится группа людей, которые являются государственными преступниками и которые в ответе за все то что произошло в стране за последние годы, в том числе за потерянные территории, то  речь  о передаче  или преемственности власти  в такой стране  не может быть и речи.

- Если откровенно: не жалеете ли Вы, что могли дважды "задвинуть" Саакашвили – во время т. н. Розовой революции в ноябре 2003 года  и особенно на волне событий 7 ноября 2007-ого года и самой стать президентом Грузии, но не рискнули?

Нино Бурджанадзе: Тут дело не столько в том, пошла я тогда на риск или нет. Народ и раньше, даже в 2007 году был ослеплен теми фасадными реформами, которые проводил Саакашвили, а с другой стороны Саакашвили не является человеком, который может быть осторожен в обращении с властью или оппонентами, и конечно же, он мог стать большим дестабилизирующим фактором при соответствующем стечении обстоятельств.Если бы я могла предугадать события августа 2008 года, то наверняка поступила бы по-другому в 2007 году, но с другой стороны и тогдашняя оппозиция, которая составляет костяк нынешней, также оставляла желать лучшего.

Хотелось бы добавить, что в 2003 и 2007 годах у Саакашвили был исторический шанс, который уже никогда не будет дан ни одному будущему президенту Грузии – у него была огромная поддержка как внутри страны, так  и среди мирового сообщества, к сожалению он эти возможности не  использовал, что предугадать тогда было довольно-таки сложно.

- У Вас раньше были довольно сложные отношения с Вашими российскими коллегами – депутатами (вспоминается словестная перепалка между Вами и госпожой Слиска на одном из международных форумов), Вы не раз высказывались довольно резко касательно политики РФ в отношении Грузии (будучи председателем парламента), а сегодня практически возглавили ориентацию сближения с Россией. Неужели в Москве обо всем позабыли? На чем зиждутся Ваши добрые отношения с нынешними властями в Москве?

Нино Бурджанадзе: Во-первых, личные отношения с русскими депутатами у меня всегда были корректными, пусть даже с госпожой Слиска. Мы никогда не оскорбляли друг друга несмотря на критические замечания в адрес кого бы-то ни было, держались в рамках которые существуют, о которых кстати все время забывал Саакашвили. Что касается моих резких высказываний в отношении  политики Российской Федерации по отношению к Грузии, то конечно же, были моменты, где можно было критиковать и Россию и Грузию. Даже критикуя определенную позицию России, я всегда отмечала, что главное не то что на кого-нибудь указать пальцем, а найти пути выхода из создавшегося положения. Даже в том моем выступлении в Санкт-Петербурге, если Bы прочтете его, то увидите, что и там я говорю о наболевших проблемах – если мы будем закрывать глаза на них, движения вперед не будет, наоборот, надо иметь мужество, несмотря на всю тяжесть положения постараться докопаться до их сути, а это будет невозможно если закрывать на проблемы  глаза.

В то же время не считаю, что у Москвы есть причина быть на меня или на мои слова в обиде, поскольку там прекрасно знают, что я всегда честна в своих отношениях и переговорах с ними и никогда не кривлю душой. Если мне что-то не нравится, даже если это и не популярно на данный момент, я говорю об этом открыто и прямо, разумеется в дипломатических рамках.

Во всех своих выступлениях я выражала желание, чтобы отношения между Россией и Грузией перешли в нормальное русло, поэтому я считаю, что прагматичные политики оценивают все мои заявления в этом свете. Самое главное знать, что перед тобой находится человек, который не лжет, не кривит душой и конечно же будет защищать в первую очередь интересы своего собственного народа и государства, но в то же время прекрасно осознает, что нельзя строить безопасность своего государства за счет другого и что друг к другу надо относиться со взаимным уважением.

- Вы выступали в пользу вхождения Грузии в НАТО. Как вы считаете,  разве это не исключало априори возможность нормализации отношений с Россией уже тогда?

Нино Бурджанадзе: Нет, я не думаю, что вхождение Грузии в НАТО  априори исключало возможность восстановления отношений с Россией. Я могу привести с десяток примеров хороших отношений России с  государствами, которые являются не только кандидатами на вступление, но также и членами НАТО,  даже  основателями этого блока.

У России прекрасные отношения  с Францией, Италией, Германией, Грецией... Нормализуются отношения России с прибалтийскими странами. Возможно, НАТО и было наиболее серьезным раздражителем в российско-грузинских отношениях, но это вовсе не исключало началa нормализации отношений, а наоборот, могло и должно было стать  поводом к  обсуждению этого вопроса.

- Какова Ваша позиция сегодня: должна ли Грузия продолжать пытаться дрейфовать в сторону НАТО или можно оставить эту идею?

Нино Бурджанадзе: Сегодня надо исходить из тех реалий, которые образовались на сегоднящний день. Говорить что сегодня-завтра Грузия станет членом НАТО, это абсолютно безответственное предположение, не имеющее под собой никакой подоплеки. Саакашвили своими действиями, в основном войной 2008 года, перекрыл все возможности для вступления Грузии в НАТО.

Сейчас я считаю, что Грузия должна иметь хорошие, партнерские отношения и с Евросоюзом и с НАТО, что не мешает налаживанию связей  с Россией.

- Интересно, как Вы прокомментируете идею Саакашвили о "сингапуризации" Грузии, а также о привлечении англоязычных граждан (вроде педагогов) в грузинские школы?

Нино Бурджанадзе: Я не считаю, что должна коментировать заявления Саакашвили о “сингапуризации” Грузии. Он делает абсолютно неадeкватные заявления – то говорит о какой-то конфедерации, то о сингапуризации, то вообще как бы ему нравится турецкая модель экономики, но не полностью турецкая, а модель только, допустим, одного региона – Анталии, когда все подгоняется под гостиничный бизнес, а сама экономика реально вперед не движется. А что касается приглашения в качестве учителей англоязычных граждан, я была вообще шокирована, когда узнала что при их отборе высшее образование было и вовсе необязательно. Наглядно видно, что это еще одна пиар-акция Саакашвили, который из кожи вон лезет в своем желании доказать Западу свою преданность, будто он борется против России и “русификации” Грузии, несмотря на то, что никто русифицировать Грузию и не собирается.Ведь факт то что иностранные граждане, тем более в основном без педагогического образования и при полном отсутствии знания грузинского языка, не смогут обучить английскому языку граждан Грузии.

Несмотря на то что эта очередная игра Саакашвили по-детски  проста и легко распознаваема, как всего-лишь пиар-акция, многие иностранные политики, приветствуя его действия, тем самым  провоцируют его  на новые безрассудные и дешевые поступки, чем он, конечно, не преминет воспользоваться, так как это и есть его основное крeдо и конек.

- Есть ли у Вашей партии четко определенные ценности, политическая идеология? Сформулируйте их для наших читателей, пожалуйста с учетом того, чтобы эти ценности являются не отвлеченными красивыми словами, а вполне реальными постулатами, ради осуществления которых и боретесь.

Нино Бурджанадзе: Конечно, у нас есть и четко обоснованные ценности и своя идеология. Наша партия основана на правоцентристской идеологии, для нас крайне важно, что  в первую очередь в Грузии были соблюдены ценности и  интересы Грузии и грузинского народа. Но мы,  разумеется, не должны отказываться и от тех ценностей, которые приносит глобализация. Грузия должна стать реально демократической страной, которая должна базироваться на западных ценностях, она должна придерживаться сбалансированной внешней политики, что означает найти общий язык с соседними государствами, разумеется, с учетом того, что и они будут элементарно учитывать и уважать национальные интересы Грузии, в первую очередь ее территориальную целостность.

Мы считаем возможным решение конфликтов на территории Грузии лишь через восстановление мостов доверия между народами.

Наша экономическая политика должна быть расчетливой и мы можем в ближайшем будущем несколько улучшить благосостояние наших граждан. Это не значит конечно, что в случае нашего прихода к власти все моментально  изменится в лучшую сторону, но рационально и адeкватно используя всего-лишь имеющиеся ресурсы и при адeкватной политике затрат можно сделать так, что люди станут более защищенными, повысить до максимально возможного уровня пенсии, сделать общедоступными и недорогими  страхование и медицинское обслуживание, понизить уровень безработицы, который в последнее время повысился с 13 до 17 процентов.

Очень актуальна проблема миграции. У нашей партии есть серьезная платформа и четкая концепция по миграции и рождаемости. Конечно, невозможно разом все это решить, но следуя шаг за шагом в правильном направлении, положительный результат в итоге будет обеспечен.

У нас есть четкое видение того, как должна развиваться экономика Грузии и здесь одну из главных ролей должно играть приоритетное развитие сельского  хозяйства. Разумеется, в рамках этого  интервью невозможно представить нашу концепцию, но при желании можно будет детально поговорить на эту тему в другой раз или можете посетить наш сайт, где на грузинском и английском языках представлена основная часть нашей концепции.

- Расскажите пожалуйста о Вашем отношении к Ирану, с которым Саакашвили вроде попытался урегулировать отношения. С чем у Вас ассоциируется эта страна, это государство?

Нино Бурджанадзе: В первую очередь Иран ассоциируется с богатой  историей и огромной культурой, но сегоднящний Иран это государство  со многими проблемами, что создает препятствия  для самого Ирана, а также для мирового сообщества.

Саакашвили в своем отношении к Ирану как бы блефовал и пытался использовать эту огромную страну для шантажа международного сообщества. Говорить одновременно о безвизовом режиме как с Ираном, так и со странами Евросоюза – это безответственно. Но несмотря на это я считаю, что Грузии надо постараться наладить с Ираном  отношения и не только Грузии, а всему мировому сообществу, так как это необходимо для решения тех проблем, которые существуют в регионе.

- Какую роль может играть Иран в кавказском регионе?

Нино Бурджанадзе: Я считаю, что кавказский регион очень сложный и каждое из входящих в него государств может сыграть большую роль для региона в целом.

Во многом это зависит от воли самого Ирана и других стран региона,также как и граничащих с регионом государств-насколько они смогут найти точки соприкосновения друг с другом в интересах мирного,стабильного и более справедливого Кавказа.

- Спасибо большое за интересные ответы.

Беседу вели: Константин Чиквиладзе, Гулбаат Рцхиладзе,

специально для Georgiamonitor.

Статьи по теме
Партнёры