Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
24.03.2010
Геополитика газа

Природный газ и нефть это та сфера, где особенно сильно ощущается дыхание геополитических процессов. В результате быстрого экономического роста в странах Азии, уже к 2025 году, энергоресурсы станут дефицитными, к чему добавится сокращение добычи нефти из-за истощения крупных месторождений. Соответственно, цена и значение газа еще больше возрастет.

Если в ближайшие годы не произойдет революционных изменений и прорыва в энергетическом секторе, у невозобновляемых энергоресурсов не будет реальной альтернативы. Ни атомные или гидростанции, и тем более, ветряные, солнечные, приливные или другие экзотические источники энергии не заменят газ и нефть в промышленности, транспорте или в домашних хозяйствах. Поэтому добыча и транспортировка природного газа была и будет одним из главных направлений геополитических процессов в мире.

Какова ситуация в этом отношении на Кавказе и как она соотносится с ситуацией в Европе или в мире? Сначала рассмотрим общие аспекты.

На сегодняшний день, на мировых рынках существует избыток предложения природного газа. Экономический кризис обусловил сокращение потребления энергии, и к этому добавилось увеличение добычи на нескольких крупных месторождениях (напр. в Катаре). В результате, на т.н. спот-рынке, где газ продается без долгосрочных контрактов, цены значительно упали. К тому же, раскрутилась история с т.н. «сланцевым газом» (shale gas), т.е. с возможностью добывать значительное количество этого газа.

Кратко остановимся на этой теме. В последние месяцы в СМИ поднят настоящий ажиотаж в этой связи, уже слышатся такие оценки, как «Сланцевая революция» и т.д. В чем же дело? Сланцевым газом называется добытое специальными технологиями из геологических пород вещество, похожее на природный газ. Сообщается, что добыча этого продукта быстро растет в США и что ожидаемое начало добычи в других странах чуть ли не вытеснит природный газ с рынков, обанкротит газовые компании, в том числе Газпром и т.д.

На самом деле этот ажиотаж представляет собой обычное коммерческое явление и вокруг него созданы мифы. В реальности, несмотря на то, что сланцевый газ теоретически можно добывать на территории многих стран и его запасы колоссальны, он характеризуется многими недостатками. Например, удельная теплота сгорания (т.е. количество тепла, выделяемое при сгорании единицы газа) у сланцевого газа в два раза ниже, чем у природного. Соответственно, его нужно в два раза больше. Для добычи газа из сланцев приходится обрабатывать большие площади; сохранение текущего уровня добычи требует постоянного бурения, в отличие от обычного газа; процесс добычи может представлять угрозу экологии. Эти и другие проблемы не дают возможности того, чтобы сланцевый газ вытеснил или серьезно потеснил природный газ в мировых масштабах.

Однако, та ситуация, которую мы упомянули выше, что на мировом рынке наблюдается избыток предложения газа, долго не сохранится. Для этого существует несколько причин. Острая фаза экономического кризиса осталась позади, и хотя быстрого восстановления мировой экономики не произошло, но потребления газа, и вообще, энергоресурсов, постепенно растет. В то же время, азиатские страны демонстрируют быстрый рост. Учитывая тот факт, что энергопотребление Китая, Индии и других развивающихся стран пока далеко отстает от уровня развитых и, в то же время, постепенно приближается к этому уровню, приходим к выводу, что потребность азиатских стран в энергии в ближайшие 20 лет возрастет многократно.

Но энергетические ресурсы не бесконечны. Эксперты Международного энергетического агентства вычислили, что пик добычи нефти придется на 2014 год, что значительно раньше, чем прогнозировалось ранее (2020 г.). А к 2025 году начнется снижение добычи нефти, что связано с истощением крупных месторождений и отсутствием новых. За последние 20 лет в мире не обнаружено гигантских месторождений, кроме Кашагана в Казахстане. Рост добычи нефти происходит за счет усиленной эксплуатации старых скважин и применения новых технологий, что позволяет «выдавливать» из них большее количество нефти. Но и этот ресурс исчерпаем. В этих условиях еще больше возрастает роль газа.

После общего обзора ситуации перейдем непосредственно к положению в секторе добычи и особенно, транспортировки газа. В этом отношении за последние месяцы произошло несколько интересных событий.

Первое из них это принятие окончательного решения по газопроводу «Северный поток» (Nord Stream). Все страны, которые должны были дать разрешение на прокладку газопровода в своих экономических зонах в Балтии, такое согласие предоставили, и строительство подводной части начнется уже в апреле. Сухопутная часть в России уже почти построена. Напомним, что через «Северный поток» российский газ будет доставляться в Германию в обход Украины и Белоруссии. Мощность газопровода после введения в строй обеих ниток составит 55 миллиардов куб. метров в год, что составляет примерно треть нынешнего экспорта российского газа в Европу.

Интересно развивается ситуация в Украине. После прихода новой власти отношения между Украиной и Россией входят в фазу потепления. Это, как видно, касается и газовой сферы. Если прежнее, «оранжевое» правительство отказывалось идти на любое сотрудничество с Москвой в вопросе украинской газотранспортной системы, из администрации президента Януковича идут сигналы, что там рассматривается вариант создания консорциума совместно с Россией и Евросоюзом, которому передадут систему газопроводов на территории Украины. В этом консорциуме на паритетных началах будут представлены Россия, как страна-производитель газа, Украина, как транзитер, и Евросоюз как потребитель.

Завершился первый этап строительства газопровода, который доставит туркменский газ в Китай через Узбекистан и Казахстан. К 2017 году объем прокаченного газа достигнет 40 млрд. куб. м. в год.

Россия и Туркменистан возобновили договор о поставках газа, который был заморожен в 2009 году. По этому договору Газпром вновь взял на себя обязательства закупать каждый год 30 млрд. куб. м. газа. В то же время, заключен договор между Ираном и Туркменистаном об экспорте в Иран 14 млрд. куб. м. газа в год.

На прошлой неделе также был окончательно подписан договор между Ираном и Пакистаном о начале строительства газопровода между двумя странами, по которому газ из Ирана пойдет в соседнюю страну. Его мощность на первом этапе составит 11 млрд. куб. м. в год, с последующим увеличением мощности в два раза. Первоначально планировалось, что к этому газопроводу подключится также Индия, однако этого не произошло. Видимо, причина в сложных отношения между Индией и Пакистаном, а также в давлении, которое оказывают США на каждую страну, которая намеревается установить экономические связи с Ираном. Хотя сейчас рассматривается альтернативный вариант доставки газа из Ирана в Индию, но речь идет о сжиженном газе, который будет поставляться по морю газовозами. В любом случае, через 8-10 лет потребность Индии в природном газе возрастет до 140 млрд. куб. м. в год, при отсутствии значительной добычи внутри страны. Соответственно, шансы на начало экспорта газа из Ирана в Индию резко возрастают, несмотря на давление США.

В то же время, как Россия, в лице Газпрома, так и Иран, предлагают Азербайджану покупать его газ в больших количествах. Обе страны уже заключили контракты с Баку с суммарным объемом в 2 миллиарда куб. м. в год. Сейчас речь идет об увеличении данного объема. Газпром вообще предлагает Азербайджану покупать весь его свободный для экспорта газ в мировых ценах.

Пока мы не упоминали проект, который чаше всего становился средством пропаганды грузинских чиновников и близких к правительству экспертов, как великое достижение наших властей, гарантия спасения Грузии и чуть ли не распада России. Имеется в виду проект Набукко. Его мощность должна составить 31 млрд. куб. м. газа в год. Странно, но на прошлой неделе Турция и Румыния ратифицировали соглашение по строительству Набукко, однако правительственные телеканалы почему-то промолчали об этом.

В чем дело? Видимо, даже правительство Саакашвили почти потеряло надежду на реальное осуществление этого проекта. Вышеприведенные цифры говорят о том, что ресурсов газа для Набукко на данный момент не существует. Обеспечить сырьем этот газопровод могут три страны: Иран, Туркменистан и Азербайджан. Из них Иран начал строить газопровод в Пакистан. Учитывая возрастающее потребление газа внутри Ирана в результате газификации и экономического развития страны, это направление почти «съедает» свободные ресурсы у Ирана. К этому нужно добавить вероятное включение Индии в той или иной форме к поставкам газа из Ирана. Туркменистан уже оформил контракты с Китаем, с тем же Ираном и Россией, что также уменьшает вероятность попадания туркменского газа в Набукко. К тому же, для этого нужно построить транскаспийский газопровод по дну Каспийского моря, что маловероятно, из-за неопределенности правового статуса Каспия и других проблем. Остается только Азербайджан, но его ресурсов недостаточно для заполнения Набукко, кроме того, сам азербайджанский газ частично уже перетекает в трубопроводы России и Ирана.

Есть еще, правда, такая страна, как Ирак. Предполагают, что на севере Ирака, в районы проживания курдов, находятся крупные запасы природного газа. Однако неопределенная ситуация в Ираке, ожидаемый вывод американских войск в 2011 году и споры вокруг статуса курдской автономии делают также маловероятным включение Ирака в этот проект в ближайшие годы.

Нельзя исключать, что строительство Набукко, пусть даже с уменьшенной мощностью, все же начнется, так как, несмотря на отсутствие гарантированных объемов газа, это политический проект. Он служит инструментом воздействия Евросоюза на Россию, в переговорах об условиях поставок газа из России. Но будет ли окончено возведение этого объекта и удастся ли его заполнить хотя бы частично, остается неясным.

Также под вопросом стоит проект, который считается прямым конкурентом Набукко. Это т.н. Южный поток. По этому газопроводу, газ из России должен пойти по Черному морю до Болгарии и оттуда южное ответвление протянется до Италии, а северное - до Австрии. Предполагаемая труба «Южного потока» проходит через территорию нескольких стран, с которыми Газпром (оператор проекта) заключил договора, кроме Австрии. Мощность «Южного потока» планируется до 63 млрд. куб. м. В отличие от Набукко, у него нет проблемы в сырьевой базе, так как газа у Газпрома достаточно. Но прокладка «Южного потока» все же выглядит сомнительной на данном этапе. Для этого существует несколько причин. Одна из них то, что сама Россия может передумать, если с новым руководством Украины удастся выйти на долгосрочные и стратегические договоренности по разным вопросам. Тогда сохранение значительного транзита газа через Украину выглядит оправданным. Но существует и более серьезная причина. Евросоюз не хочет углублять зависимость от российского газа, поэтому активно лоббирует проект Набукко. В то же время, Южный поток и Набукко являются конкурентами, а экономический кризис в Европе и появление на рынках большого количества сжиженного газа делает экономически невыгодным существование обоих газопроводов. Однако, проект Набукко буксует, и соответственно, задерживается и Южный поток, так как начало его прокладки раньше Набукко делает уже почти иллюзорными шансы на осуществление последнего.

Несмотря на это, как мы видим, Россия достаточно успешно реализует свои интересы с помощью геополитики газа. «Северный поток» даст ей исключить, как минимум, Белоруссию и Польшу из списка стран-транзитеров, что сделает Белоруссию еще более зависимой от Москвы. Вместе с Китаем и Ираном, Россия сумела почти выбить Туркменистан из проекта Набукко и пытается сделать то же самое с Азербайджаном. Газпром прочно укрепляется на внутреннем рынке Украины и видимо, получит долю в консорциуме по управлению украинской ГТС. Ажиотаж, связанный с ростом добычи сланцевого газа постепенно сойдет на нет, а увеличение потребности в голубом топливе в ближайшие десятилетия обеспечит значение газа в геополитических процессах. Соответственно, роль России, которая обладает крупнейшими запасами газа в мире, в этих процессах также будет велика.

Статьи по теме
Партнёры