Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
12.03.2010
От однопартийности к многопартийности

С момента обретения государственной независимости по сегодняшний день на политическом рынке Грузии предлагается лишь один "товар" (политика с политиками). Это потому, что у всех политических партий в своем "багаже" одна и та же "политическая идеология". Короче говоря, партий множество, но несмотря на количество названий идеологии каждой из них очень похожи друг на друга и зачастую даже идентичны.

Например, чем отличаются друг от друга в данном измерении "Новые правые" и "Путь Грузии", "Национальное движение" и "Альянс за Грузию" и т. д.? Для большей точности добавлю, что даже той одной идеологии, как таковой, не существует. Хотя мерилом многопартийности служит именно фактор наличия различных идеологий у различных партий. Политическая (партийная) идеология как таковая, состоит из трех основных компонентов: 1. Оценка существующей реальности; 2. Проект лучшего будущего; 3. Проект действия.

Первый пункт должен отвечать на вопрос: почему данной партии нравится или не нравится существующая реальность и существующая власть; второй – претворение какой модели планирует партия вместо имеющейся, к какай модели она стремится как к цели; третий должен разъяснить, какими средствами возможно осуществить проект будущего.

Только логическая связь перечисленных компонентов придает той или иной партии свои индивидуальные и ясные очертания. Тут речь не о том, что указанные выше последовательность и содержание непременно и само собой определяют правдивость конкретной политической идеологии. Главное, чтобы идеология должна быть понятной и конкретной.

Ну а если такая идеология (такие идеологии) не нашлась, так на какой основе возникают или распадаются те или иные партии? Почему происходит, что несмотря на схожие принципы одна партия распадается на несколько частей? Вообще если одна группа людей создает партию, это означает, что они имеют схожую политическую платформу, а если уже существующая партия распадается на две или больше частей, означает, что ее члены размежевались друг от друга идеологически. Таких фактов в политической истории немало. Зато не вспоминается ни одного подобного случая из истории Грузии за последние 20 лет.

Для тех, кто хорошо знаком с политическими реалиями Грузии, не будет особым открытием, если скажем, что феномен возникновения-распада политических партий в стране объясняется амбициями "первенства". Ведь ясно, что как сливание так и распад партий или же переход отдельных членов партий в другие партии не имеют за собой основу, связанную с политическими убеждениями.

Все это в обостренной форме проявляется во время выборов. На данном этапе победа в Грузии зависит от силового фактора. Первый и второй президенты оказались жертвами насилия. Особой экзотичностью отличались предвыборные кампании 2003 года. Вместо главнейшего объекта дискуссий – политической программы, партии решающее значение придали борьбе палками и кулаками. Более тажелые и грубые формы были использованы против первого президента. Третья, и пока еще действующая власть Грузии также продукт насилия но только с той разницей, что она особо насилует собственных граждан.

На фоне таких частых проявлений крайностей нельзя считать парадоксом то, что все три президента были избраны более чем 85% голосов. В нашей стране сегодня актуален вопрос: а не заручится ли будущий, четвертый по счету президент абсолютной, стопроцентной поддержкой избирателей? Пусть читатель не сочтет мне этот вопрос за шутку, поскольку предпосылки для будущих выборов пока те же, что и прежде. В частности:

Партийная система остается бутафорской. В нашей реальности не существует даже одной идеологически грамотной партии. Однокомпонентная партийная система настолько абсурдна и непредставима, как и горячее мороженое. Повторяю, речь идет не о партийных названий, а о идеологически различных партиях. Это первейшее и самое необходимое условие для развития демократии и страны в целом.

Такая политическая разноцветность приносит внутреннюю и внешнюю стабильность. Однако в Грузии пока не наблюдаются предпосылки для создания такой, во многих странах уже успешно испытанной временем политической традиции. Это означает, что не такая уж малая часть нашего электората (также как и партий) пытается за несколько дней до выборов угадать будущего победителя с тем, чтобы самому (самой) не остаться в меньшинстве. То же самое делают и члены в основном бесперспективных партий, ничего не говоря о личных меркантильных интересах. В политическом пространстве Грузии "безвизовая" миграция партий и политиков стала нормой.

Дело дошло даже до того, что в этом хаосе ни власть ни оппозиция не считают нужным ознакомить собственный народ с программой действий на будущее. Остается впечатление, что такая программа у абсолютного большинства вовсе и не имеется. Разумеется, некоторые не соглашаясь с этим утверждением, перечислили бы сразу: развитие экономики, защита прав человека, рост пенсий, проведение демократических реформ, привлечение инвестиций, вступление в НАТО, даже "возвращение потерянных территорий" и т. д. Но тем, кто всё перечисленное здесь считает программой и тем более идеологией, я бы ответил вопросом: а найдется ли у нас хоть одна политическая партия, которая обойдет или отрицает эту т.н. программу? Если такого прецендента нет, то тогда в чем состоит оппозиционность оппозиционеров? Почему нужно смести действующую власть, если она ни от кого ничем не отличается?!

Именно таким положением дел обусловлен половинчатый, непонятный разговор политиков с народом по принципу "давай угадай". В последнее время появились и такие парадигмы: Действующая власть подчеркнуто и систематически заявляет нам (но не в состоянии убедить нас), что с помощью вступления в НАТО Грузия вернет себе Абхазию и Ю/Осетию и при этом не вступая с Россией ни в какие отношения. Оппозиционеры на данную тему высказались исчерпывающим образом: как только мы придем во власть, урегулируем отношения с Россией. Но как власть так и оппозиция не утруждают себя разъяснением - какими именно способами они собираются решать декларированные им же цели.

Почему нам нужна политическая идеология:

ни одна идеология не была, не есть и в будущем не будет вечной и "истинной". Речь идет о более-менее точном восприятии и целенаправленности политического мира в настоящем времени и пространстве. Многопартийность есть способ найти оптимальные решения, которые будут соответствовать нашим постоянным национальным интересам.

С этой точки зрения политическая идеология не столько теоретически-абстрактный, сколько практический и прикладной феномен. Мерилом многопартийности являются альтернативные идеологии. Она ведет и совершенствует рациональный политический процесс, укрепляетнадежду и ответственность избирателя.

Поскольку мы не имеем реальную партийную систему, мы не в состоянии преодолеть заколдованный круг. Когда значительная часть избирателей не знает, "что", "какой путь" они должны поддержать, означает, что эти избиратели решение принимают по принципу "кого поддержать, за кем следовать". Так возникает система новых критериев: кто умнее, образованнее, симпатичнее, родственно ближе и т. д. Не может быть двух мнений - фактор лидера важен в любом времени и ситуации. Но еще более важно избрать тот путь, ту идеологию и программу, которые больше соответствуют личным и общим интересам. Такое отношение к делу (собственное политическое кредо) придает большую ответственность избирателю и его подкуп делает почти невозможным.

Не существует другого способа точного познания политической реальности баланса сил кроме как демократических выборов. Проведение антидемократических выборов в том новом локальном и глобальном контексте, котором сегодня оказалась Грузия, полностью отняло бы у власти возможности свободного маневра, это был бы тупик. Но насколько разумно поведет себя эта власть, это еще другой вопрос.

Автор: Джими Джалиашвили,профессор, Институт Евразии
Статьи по теме
Партнёры