Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
12.07.2013
Интересы Израиля в Сирии, позиция США и безопасность Кавказского региона

Продолжаем публиковать информации и материалы с прошедшей в Москве 28 июня конференции. Представленный ниже доклад был зачитан на этой конференции, а затем опубликован на сайте Научного общества кавказоведов.

   После начала гражданской войны в Сирии в 2011 году Израиль занял нейтральную позицию, не вмешиваясь в дела соседнего государства. Однако со временем стало поступать всё больше сведений о действиях израильских ВВС, указывающих на то, что правительство Нетаньягу не прочь ослабить президента Асада: «Сирийская армия официально сообщила, что в ночь на 30 января самолеты ВВС Израиля разбомбили военный научно-исследовательский центр в Джамрае, под Дамаском. В результате авианалета были жертвы» (1); «В ночь на воскресенье, 5 мая, ВВС Израиля совершили налет на пригороды Дамаска, уничтожив там, в частности, военные склады. Сирийские СМИ сообщили о погибших и раненых, а МИД арабской республики предупредил, что такие действия «приведут к полномасштабной войне» в регионе» (2)... При этом израильская сторона подчеркивает, как и ее главный союзник США, что в случае бомбёжек объектов на сирийской территории она всего лишь не допустила попадание вооружений в руки организации «Хизболла», которая считается заклятым врагом государства Израиль. Это действительно аргумент для Израиля – бомбить объекты армии Асада, как покровителя ливанской «Хизболлы». Но всё же это лишь один из аргументов, а не единственный (ведь «Хизболла» использует сирийские вооружения против террористов и повстанцев – противников Асада, а не против Израиля). На самом деле Израиль преследует куда более далеко идущие цели, пытаясь, косвенно помочь Западу в свержении Асада. 

Но сперва исключим соображение, что на позицию израильского правительства влияет позиция США, открыто предусматривающая свержение президента Асада. Скорее наоборот, ближневосточная политика США находится под контролем Израиля, хотя об этом, как и о деятельности влиятельнейшего израильского лобби в США, не принято говорить (3). Как в политических кругах, так и среди широкой общественности в США господствует мнение, что Израиль – главный союзник и проводник интересов США на всём Ближнем Востоке (при этом ничего не говорится о тех издержках и негативных сторонах, которыми характеризуется для США односторонняя поддержка Израиля). Поэтому более реалистична оценка, что Израиль преследует исключительно свои интересы – так, как он сам эти интересы воспринимает и определяет. А в Израиле доминирует мнение, что главным вызовом для безопасности этого государства является иранская ядерная программа, и сама Исламская Республика, как таковая. Сирия Асада, находящаяся в тесных, фактически союзнических отношениях с Ираном, должна поменяться и стать нелояльным к духовным лидерам Исламской Республики. В такой логике, помехой является Асад, не уступающий власть восставшим суннитам, поэтому он должен быть низвергнут любой ценой. 

Давление на Сирию начало расти параллельно росту иранского влияния в Ираке, в котором шиитское правительство стало укреплять связи с Тегераном. Ирак связывает по суше Иран с Сирией и с Южным Ливаном вместе с «Хизболла», поэтому Израиль, а вместе с ним и США стали опасаться геополитического прорыва ИРИ в западном направлении, в сторону Средиземного моря. Добавим ко всему этому и нежелание Израиля вернуть Сирии Голанские высоты и станет понятным, почему Израилю выгоден хаос в Сирии, который уже имеет там место и продолжится (если не усилится) в случае падения Асада. 

Но с другой стороны для Израиля имеются и серьёзные риски, связанные с дестабилизацией Сирии. В Израиле никому не нравится то, что имеется в виде сектора Газы, которая тоже считается серьезной угрозой для безопасности Израиля. Нестабильная Сирия с большой долей вероятности может стать «вторым сектором Газа» и большой головной болью для еврейского государства. Но, по всей видимости, правительство в Иерусалиме предпочитает именно этот второй плохой для себя вариант, нежели первый и «худший». В конце концов, «управляемый хаос» в Ливии и Египте показал, что Израиль в целом не пострадал от возникшей в регионе после «арабской весны» ситуации, хотя всё еще остаётся возможность «афганизации» региона и прогнозировать что-либо сложно.

Руководство Израиля прохладно встретило победу на состоявшихся в Иране президентских выборах доктора Роухани: «Новый президент Ирана был выбран из списка, представленного аятоллой Хаменаи. Те кандидаты, которые не соответствовали его экстремистской идеологии, были отстранены заранее. Именно Хаменаи, а не президент Ирана, определяет ядерную политику этой страны. После выборов, как и до них, мы будем судить об Иране по его реальным действиям в отношении террора и ядерной программы. Иран должен уважать требование международного сообщества о прекращении ядерного вооружения и распространения террора по всему миру» - заявил пресс-секретарь МИДа Игаль Пальмор (4). Этим ещё раз подчеркивается, что Израиль рассматривает Иран в качестве главного стратегического противника. 

Примечательно, что такая позиция по Ирану, из которой, как уже было отмечено выше, вытекает формально нейтральная, но де-факто анти-асадовская позиция израильских властей, доминирует и среди местных политических экспертов (и, что немаловажно, среди американских экспертов еврейского происхождения). В Центре стратегических исследований имени Бегина и Садата при крупнейшем университете Израиля Бар-Илан в городе Рамат-Ган (The Begin-Sadat Center for Strategic Studies at Bar-Ilan University) иранской тематике только что было приурочено специальное обсуждение в свете прошедших там президентских выборов. Обсуждение было освещено в израильской прессе (5). Главным «мессиджем» обсуждения было то, что рациональное поведение со стороны Ирана, если у него появится ядерное оружие, вовсе не гарантировано, в отличие, например, от поведения ядерного Советского Союза. «Является ли Иран рациональным игроком международных отношений?» – вот главный вопрос, интересующий израильских и американо-израильских политологов. Приглашенный из США профессор Стивен Давид, к примеру, напоминает, что поведение рациональных акторов, если даже конкретный режим является сторонником «зла», «рассчитывает издержки и дивиденды своих действий». Давид не разделяет распространённое мнение о том, что раз Ираном управляют «фанатичные» духовные лидеры, верящие в апокалипсическое возвращение невидимого имама Махди ради установления рая на земле, Иран атакует Израиль ядерным оружием, если оно у него появится. Зато проф. Давид опасается других мотивов в действиях иранских лидеров, а именно: «Лидеры склонны к неустойчивым действиям, когда они оказываются лицом к лицу с концом своего правления». По этой же причине проф. Давид принимает как «возможный» факт, что ставший перед лицом потери власти Башар Асад в Сирии мог использовать химическое оружие (6). В свою очередь, Ронен А. Коэн – израильский эксперт по Ирану и исследователь Центра исследований Ближнего Востока при университете Ариэль, выражает схожее мнение относительно «лимитов рациональности» Ирана и заявляет, что новоизбранный президент Ирана остаётся «клерком и пешкой» духовного лидера. Хотя Р. Коэн подчеркивает патриотизм иранцев и неприятие с их стороны вмешательства во внутренние дела ИРИ, газета вынесла в подзаголовок предыдущие слова Коэна относительно зависимости президента от духовного лидера, тем самым усиливая негативный акцент в отношении Ирана в глазах израильских читателей.

Куда более откровенен и даже категоричен влиятельный эксперт и директор того же Центра им. Бегина-Садата, профессор Эфраим Инбар. Он прямо предостерегает часть израильских интеллектуалов, считающих победу Асада в Сирии более выгодной для Израиля, нежели его свержение исламистами. Аргументы проф. Инбара вытекают как из «реал-политик», так и из области морали. Обратим внимание лишь на первую аргументацию. Мнение Э. Инбара о необходимости соблюдения Израилем в сирийском конфликте (видимого) нейтралитета, но при этом желать и поддерживать превращение Сирии в «неудавшееся государство» («failed State») посредством ослабления и даже свержения Асада, прямо подкрепляется иранофобией: «Главный интерес Ирана состоит в выживании режима Асада с тем, чтобы объединить шиитский полумесяц от Персидского залива до Средиземного моря. Для этого Иран использует своё влияние в Ираке и Ливане (7) и посылает шиитских бойцов на поддержание режима алавитов в Сирии. Иран – заклятый враг Израиля, и поэтому его ослабление должно быть первоочередной задачей внешней политики Израиля. Падение Асада нанесло бы большой урон стремлению Ирана к господству на Ближнем Востоке. В интересах Израиля снизить иранское влияние в регионе» (8). 

По всей видимости, исходя из риторики и действий израильского правительства, оно всецело руководствуется именно позицией, зафиксированной проф. Инбаром. Оригинальные израильские мыслители типа Авигдора Эскина, придерживающиеся иной точки зрения (9), как это бывает зачастую, в меньшинстве.

Общественное мнение в Израиле по внешнеполитическим вопросам почти как всегда, поддерживает стратегическую линию правительства. Граждане Израиля в большинстве своём разделяют те взгляды и представления о внешних угрозах и приоритетах, которые им преподносят политические элиты (10). А в настоящее время среди основных политических сил есть консенсус вокруг сирийского вопроса и, в особенности, иранской угрозы. Поэтому поддержка населения по этой тематике правительству обеспечена.          

 

                                                                      * * *

Россия достаточно прозрачно заявила о своих интересах в Средиземноморье и в частности, в Сирии (11). Благодаря Москве в СБ ООН не раз были заблокированы проекты резолюций, развязывающие руки Западу для прямой агрессии против Сирии по ливийскому сценарию. В Москве, по всей видимости, осознают бесперспективность попыток наладить связи с сирийской оппозицией для российских интересов (опять же после горького опыта сдачи Москвой Муаммара Кадаффи). Поэтому, хочется или нет, надо поддерживать Асада. Однако в отличие от радикального подхода США, когда президент Обама не скрывает намерений вооружать повстанцев, тем самым усиливая противоправное вмешательство во внутренние дела суверенного государства, российское руководство занимает осторожную позицию и затягивает выполнение взятых на себя обязательств в рамках вполне легального контракта по поставке Сирии ЗРК С-300. Израиль активно противодействует российско-сирийскому сотрудничеству в военно-политической сфере, как и аналогичному российско-иранскому сотрудничеству. Россия в СБ ООН дала зелёный свет части международных санкций против Ирана, а президент Медведев в 2010 году аннулировал такой же контракт (оформленный в 2007 году, т.е. до введения санкций ООН) по поставке С-300 Исламской Республике. Такое поведение Москвы объясняется давлением Запада, но не только. Израиль все эти годы занимался конфиденциальными переговорами с российской стороной, предлагая ей взамен на сворачивание некоторых аспектов сотрудничества с Ираном уступки в вопросе развития военного сотрудничества с Грузией. Существует мнение, что Израиль передал России коды разведывательных БПЛА, закупленных Грузией у еврейского государства незадолго до войны с Россией 2008 года. Соответствующую публикацию WikiLeaks теперь уже подтвердил и президент Грузии М. Саакашвили (12). А непосредственно перед визитом премьер-министра Грузии Б. Иванишвили в Израиль в июне нынешнего года представитель МИД-а этого государства фактически подтвердил, что Грузия для Израиля – один из инструментов в отношениях с Россией: из слов израильского чиновника недвусмысленно следует, что Израиль сохраняет военное эмбарго Грузии до тех пор, пока Россия будет учитывать интересы Израиля по отношению к Сирии (13). 

Данный факт весьма показателен: фактор Грузии стал играть значительную роль в отношениях между Москвой и Тель-Авивом (Иерусалимом). При этом можно говорить, что цена «чейнджа» между ними – Израиль не поставляет вооружения Грузии, а взамен Москва не сотрудничает в военной сфере с ИРИ и прекращает сотрудничество с САР, выглядит довольно неадекватной в ущерб стратегическим интересам Москвы. Поэтому превращение Грузии в надёжного партнёра для России только усилит позиции России как в кавказском, так и ближневосточном регионах.

Нельзя упустить из виду и те опасности, которые связаны с возможной поставкой ЗРК С-300 Сирии, и к которым должна быть готова Россия. Израиль намерен помешать осуществлению этой сделки всеми силами – кроме активной дипломатии нельзя исключить даже применение военной силы против российских кораблей, которые будут доставлять соответствующие грузы в арабскую республику. «Могу сказать, что груз пока не отправлен. Я надеюсь, что он и не будет отправлен. Однако если, не дай Бог, это произойдет, мы знаем, что делать» - это слова министра обороны Израиля, которые нарочно плохо скрывают угрозу (14). Я бы не стал исключать трактовку этих слов, как предупреждение о военном ударе хотя бы потому, что опыт нападения израильских ВС на военные плавсредства великих держав уже имеется: в 1967 году жертвой ВВС Израиля стал американский разведывательный корабль “US-Liberty”. Израильские военные самолёты в течение часа наносили удары по американскому кораблю в нейтральных водах, при этом флаг США на корабле был виден отчётливо. Погибло и было ранено более сотни американских военных, но в США дело замяли, жертвам и их родственникам выплатили компенсации и вместе с тем пригрозили военным судом за разглашение военной тайны (15) ... 

 

                                                                   * * *

Какие выводы можно сделать для ограждения Кавказского региона от наблюдаемых на Ближнем Востоке опасных тенденций? Помимо того, что Россия должна до конца защищать свои позиции в Сирии, ей нужно углубить сотрудничество и с ИРИ. При этом должно быть показано на деле, что такое сотрудничество исключает антиизраильскую направленность и преследует позитивные, неагрессивные цели. Для Ирана, наверное, было бы логично по-иному взглянуть на ситуацию в Палестине: ради кого стараться в ситуации, когда палестинцы и даже считающиеся единомышленниками мнимые союзники из организации ХАМАС выступили против Асада, поддерживаемого Тегераном? (16) Недавно лидеры ХАМАС призвали отстать от Сирии и направить оружие против Израиля, адресовав этот призыва не Саудовской Аравии, не эмиру Катара, а… «Хизбалле»! В этой ситуации было бы уместно ожидать от ИРИ перенаправления части своей внешнеполитической энергии, за счёт столь специфических «союзников» в Палестине, в сторону Кавказского региона. Ирано-российское сотрудничество сулит в перспективе большую экономическую выгоду обеим сторонам, а Кавказу – баланс в противовес влиянию Запада и еще одного его союзника, включая сирийский вопрос – Турцию. В этой схеме необходимым представляется достичь возобновления железнодорожных и иных коммуникаций через Абхазию, соединяющих Россию с Грузией и Арменией, а далее с Ираном. 


Гулбаат Рцхиладзе,

кандидат политических наук, руководитель Института Евразии (Тбилиси)

 

Примечания:

(1) «Сирия: Израиль разбомбил военный объект». 31.01.2013, http://newsru.co.il/mideast/31jan2013/jamraya8002.html
 
(2) «США и Канада: ВВС Израиля разбомбили в Сирии склады с оружием для «Хизбаллах»«. 06.05.2013, http://www.newsru.com/world/06may2013/usareact.html
 
(3) Вспоминается испорченная карьера американских ученых Миршеймера и Уолта после того, как они выпустили свою работу, в которой анализируется мощь и влияние израильского лобби в Америке: John Mearsheimer,  Stephen Walt: The Israel Lobby and U.S. Foreign Policy, New York 2007. О событиях в США, связанных с выходом этой книги см. Гулбаат Рцхиладзе: «Основы внешней политики США по американским и европейским авторам – выводы для Грузии», Тбилиси 2008, стр. 104–109 (на грузинском языке). 
 
(4) «Репутация Рухани может ослепить Обаму в то время, как центрифуги продолжают вращаться». 15.06.2013, http://9tv.co.il/news/2013/06/15/152706.html
 
(5) См. газету The Jerusalem Post от 13.06.2013: “Experts: Elections meaningless for Iran’s nuclear policy”, также на сайте газеты: http://www.jpost.com/Middle-East/Experts-Elections-meaningless-for-Irans-nuclear-policy-316363
 
(6) Анализ Стивена Давида полностью можно прочесть на сайте Центра им. Бегина–Садата (http://besacenter.org/perspectives-papers/with-nothing-to-lose-the-limits-of-a-rational-iran-2/ ), в котором он еще раз выражает настороженную позицию в отношении «рациональности» ядерного Ирана.
 
(7) Об этом Институт Евразии писал еще в 2011 году: «Геополитический триумф Ирана близок» - http://geurasia.org/rus/1028/iranis-geopolitikuri-triumfi-axlosaa.html
 
(8) Prof. Efraim Inbar: «Israel’s Interests in Syria», 20.5.2013, http://besacenter.org/perspectives-papers/israels-interests-in-syria/
 
(9) Авигдор Эскин: «Израиль хотел бы продолжения существования режима Асада», 27.07.2012, http://rus.ruvr.ru/radio_broadcast/no_program/82879567/ 
 
(10) Израильский политолог Александр Этерман в интервью с автором данной статьи пояснил: «У нас существует поразительное единство между правительством, силовыми органами и народом по этим вопросам. Очень высок уровень патриотизма вплоть до оголтелости... Грубо говоря, когда правители говорят народу, что «всё очень плохо и готовьтесь к войне», это воспринимается чрезвычайно на веру. Правительство могут ругать по экономическим делам, из-за коррумпированности и т. д., но по вопросам безопасности, обороны, как ни странно, у нас правительству доверяют. Те же самые люди (политики), которых считают коррумпированными, плохими и т. д., становятся абсолютно «замечательными», когда говорят о вопросах безопасности, при одном условии, что при этом они двигаются вправо».
 
(11) «Путин: флот РФ в Средиземном море — не бряцание оружием», 06.06.2013, http://www.bbc.co.uk/russian/rolling_news/2013/06/130606_rn_putin_mediterranean_sea.shtml
 
(12) «Саакашвили заявил, что Израиль передал России коды грузинских БПЛА», 07.07.2013, http://newsru.co.il/world/07jul2013/gruzia_a203.html 
 
(13) «Израиль сохраняет эмбарго на поставки оружия Грузии – дипломат», 23.06.2013, http://www.newsgeorgia.ru/politics/20120623/215063187.html
 
(14) «Министр обороны Израиля пригрозил Москве ответными мерами в случае поставки в Сирию комплексов С-30», 28.05.2013, http://www.newsru.com/world/28may2013/otvet.html
 
(15) James Ennes: “Assault on the Liberty”, Random House 1980; James Bamford: “Body of Secrets: Anatomy of the Ultra-Secret National Security Agency”, Doubleday, New York 2001; см. также заявления отставного военного юриста, капитана Уорда Бостона (младшего) от 9 января 2004 года. 
 
(16) «ХАМАС призвал “Хезболлу” вывести боевые группы из Сирии», 18.06.2013, http://www.islamnews.ru/index.html/captcha/uploads/news/2013-03/1363152335/138762/social/social/index.php?name=news&op=view&id=140251
Статьи по теме
Партнёры