Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Экспресс-комментарий
24.08.2012
Ситуация вокруг Сирии и Кавказский регион - возможна ли военная активизация России?

М.Александров: "...ценой, которую Запад может заплатить за нападение на Сирию, будет восстановление российского военного контроля над Закавказьем".


Подробности: "В случае натовского нападения на Сирию Россия может восстановить военный контроль над Южным Кавказом".

Дело не только в соображении М.Александрова, конфликт в Сирии потенциально влияет на Кавказский регион, об этом Институт Евразии уже писал (напр., о растущей турецкой опасности в Аджарии). Поэтому мы обратились за комментарием к нескольким известным российским экспертам. Вопрос состоит в следующем:


„По-Вашему, может ли Россия смириться с силовым свержением режима Асада в Сирии (особенно в случае прямой агрессии Запада), и, если нет, возможен ли сценарий силовых действий со стороны России в Закавказье, в частности Грузии?“

 

Николай Силаев – историк, политолог, кандидат наук, редактор отдела политики журнала "Эксперт", учредитель экспертной организации "Кавказское сотрудничество": “Позиция России в том, что она не может помешать неправовым силовым действиям, но не допустит, чтобы они были освящены решением Совета Безопасности ООН. Такая позиция не предполагает какого бы то ни было силового ответа в случае прямой агрессии против Сирии. Неправового ответа на неправовые действия США и их союзников не будет. Авантюра, которую они могут устроить – не повод самим ввязываться в авантюры.

Другой вопрос, что политика Соединенных Штатов на Ближнем Востоке страдает дефицитом продуманности и ответственности. Она может привести и уже ведет к дестабилизации всего региона. По сути, от нее выигрывают арабские монархии и арабские радикальные исламисты. Две эти силы при поддержке США могут смести светские республиканские режимы в регионе, но сомнительно, чтобы они могли установить новый стабильный и мирный порядок. Дестабилизация Ближнего Востока отразится и на Закавказье. В частности, чрезмерное вовлечение Турции в ближневосточные дела может создать вакуум силы в Закавказье. Кем и как этот вакуум будет заполняться – отдельный вопрос”.

 

Андрей Епифанцев - политолог, кандидат наук, кавказовед, ведущий передачи "Кавказская политика" на радио "Голос России": „Возможное падение Сирии будет болезненным ударом для России, т.к. будет означать потерю еще одного союзника, еще большую утрату влияния в странах Ближнего Востока и потерю военно-морской базы, единственной, оставшейся с советских времен.

Вместе с тем, возможности недопущения этого у нынешней России ограничены и практически все из них она уже использует – блокирование анти-асадовских решений на международном уровне, максимально возможное ослабление оппозиции сирийским властям, снабжение правящего режима Сирии оружием, дипломатическая поддержка и т.д. Отдельной строкой можно назвать сопротивление внутри России попыткам эвакуировать из Сирии многочисленные диаспоры потомков выходцев с территории современной России – черкесской, дагестанской, чеченской и т.д. В массе своей эти диаспоры представляют из себя сторонников правящего режима и их эвакуация означала бы его ослабление и в целом то, что России поставить на Башаре Асаде крест.

Но этими мерами возможности России и ограничиваются. Ничего более Россия сделать не в состоянии и поэтому какого-то серьезного торга с Западом вести не может. В случае прямого силового вмешательства в Сирии со стороны западных стран, максимум, что может сделать Москва – заблокировать его в Совбезе ООН, долго возмущаться когда оно будет нарушено и затем временно снизить статус отношений с НАТО.  

Кроме того, если таковое вмешательство будет иметь место, то следует ожидать, что военная фаза конфликта продлится очень недолго и Россия вряд ли успеет что-то предпринять.

Поэтому я не согласен с коллегой Михаилом Александровым в его оценке того, что подобные действия со стороны России могут наступить в процессе активизации сирийских событий. Но!

Совершенно иная ситуация вырисовывается вокруг иранского вопроса. Здесь ставки всех сторон гораздо более высоки. Очевидно, что Запад примется за Иран только после решения вопроса в Сирии - одновременная война на двух направлениях, особенно с учетом избирательной кампании в США здесь невозможна. Если Запад все же решится на агрессию против Ирана, то очень сильно возрастает роль альянсов и предвоенного торга. С этой же точки зрения возрастает влияние России и не только России, но, в частности, Азербайджана как стран, которые в той или иной степени, возможно в значительной, могут повлиять на исход иранской операции. Операции не воздушной – она ничего не даст, а долговременной наземной по типу Иракской.

В этих условиях совершенно нельзя исключать элементов торга Запада с Россией и с Азербайджаном. Ценой торга для России может стать Грузия, для Азербайджана – Карабах. Примерная формула может быть такова: «Вы – Москва – не противодействуете нашему вторжению на дипломатическом уровне и не поставляете Тегерану никакого оружия, которое может быть нам опасно, а мы в ответ закрываем глаза на молниеносную операцию против Грузии в ходе наиболее активной части нашего вторжения в Иран». Скорость российской операции может стать очень важным фактором т.к. в идеале она должна быть достаточной чтобы дать Вашингтону, Брюсселю и Тель-Авиву сохранить лицо, имея возможность заявить, что они ничего не могли сделать т.к. их руки были связаны активной фазой операции, а когда она завершилась, то в Грузии все уже было кончено.

С этой же точки зрения возможность подобного торга с Азербайджаном за Карабах представляется гораздо меньшей, т.е. очевидно, что потенциалы сторон в значительной степени совместимы и молниеносной операции не получится, а значит западная общественность так или иначе будет иметь дело с этим конфликтом после окончания активной фазы действий.

Таким образом, с теоретической, подчеркиваю, с теоретической точки зрения, возможность силовых действий России против Грузии в случае начала большой войны в регионе имеется.

В огромной степени она обусловлена не «удобством» момента – возможностью России решить его активным способом и объективно бОльшим весом для Запада решения Иранского вопроса, по сравнению с поддержкой Грузии, а тем неустойчивым состоянием, которое было сформировано после 08.08.08. и в ходе последующего развития политической ситуации.

Необходимо признать, что ни одна из сторон – ни Россия, ни Грузия – в ходе конфликта не решила своего вопроса и осталась недовольна его итогами.

Грузия проиграла в войне, «добилась» признания Абхазии и Ю. Осетии со стороны России и еще нескольких стран и, скорее всего, в обозримой перспективе, потеряла эти территории. Россия не смогла закрепить свой военный успех на международном уровне, а, учитывая усилившийся после войны крен Грузии в сторону США, получила у своих границ гораздо более непримиримого и постоянно тревожащего ее противника, чем ранее. Вообще, следует сказать, что из-за очень агрессивной антироссийской политики грузинского правительства, в определенных кругах России усиливаются ощущения, что остановка танков в 60 км от Тбилиси в августе 2008 года была ошибкой и что корень определенных проблем Москвы на Северном Кавказе находится не в Махачкале, Нальчике или Майкопе, а в Тбилиси, что приводит к желанию решить этот вопрос в месте его возникновения.

Исходя их политической теории, данное положение является очень неустойчивым и маятник рано или поздно должен качнуться в какую-то сторону. Ускорить процесс этого «качания» может множество факторов и складывание удобной для этого обстановки в регионе является, несомненно, одним из них.

Хочу еще раз подчеркнуть, что представленные умозаключения являются лишь некой игрой ума, теоретизированием по поводу складывающейся ситуации и ответом на конкретно поставленный вопрос. Действительность гораздо более многограннее и при полноценном анализе необходимо будет принимать в расчет целый ряд других факторов, например, положение, которое сложится в Армении после несомненной победы антииранской коалиции в ходе наземной операции и т.д., но это лишь делает сам анализ сложнее, не отменяя теоретической возможности превращения его в реальность в вышеописанном случае“.

 

Андрей Арешев - политолог, ведущий эксперт ИВ РАН по проблемам безопасности Южного Кавказа, главный редактор сайта kavkazoved.info,  в течение ряда лет член руководства авторитетной НПО «Фонд стратегической культуры»: “Mне представляется, что Россия будет противодействовать интенсификации агрессивных действий против Сирии прежде всего политико-дипломатическими средствами. Не исключены и формы экономической, материальной поддержки. Хотелось бы заметить, что Сирия не является крупным покупателем российских вооружений, и если бы все контракты на поставку в эту страну современных оборонительных средств вооружений были бы реализованы - вероятность внешней агрессии, о которой недавно неприкрыто заявил господин Обама, исключались бы в принципе. Интенсификация вооруженного противостояния в Сирии, а затем и вокруг Ирана неминуемо затронет и Кавказский район, и в этом случае России придётся столкнуться с весьма неприятными последствиями. Как известно, накануне событий вокруг Южной Осетии российским Генштабом был разработан соответствующий план, о котором в том числе и мне доводилось упоминать, а недавно его существование было вновь подтверждено в связи с появлением в интернете фильма "Потерянный день". Очевидно, соответствующие планы не могут не разрабатываться и в связи со взрывоопасной ситуацией, складывающейся вокруг Ирана. Однако возможные действия России на своих южных рубежах неизбежно столкнуться с активным противодействием США, которые за последние годы укрепили свои позиции и в Грузии и, судя по всему, в Азербайджане. С учётом сложных процессов, связанных с реформированием российской армией и трансформациями военной организации государства в целом - практическая реализация каких-либо открыто-конфронтационных сценариев представлялась бы крайне нежелательной. Чтобы ситуация не скатилась к грани открытого военного столкновения, необходим основанный на прочном доверии союз крупных региональных держав, кровно заинтересованных в стабильном характере развития событий в регионе. В этом случае даже те страны. которые пока что больше прислушиваются к сигналам из Вашингтона, изменят свою позицию в сторону большей осмотрительности.

Статьи по теме
Партнёры