Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
03.06.2012
О периодическом обострении вопроса Давид Гареджа
Азербайджанские пограничники, занявшие часть комплекса монастыря Давид Гареджа, после бурных протествов грузинской общественности ушли, ситуация относительно успокоилась, православные монахи и верующие, а также туристы могут вновь спокойно передвигаться по территории монастыря.

Грузинская общественность не понимает, какое дело азербайджанцам до православной святыни, являющейся частью грузинской истории, Православной церкви, почему время от времени возникают подобные проблемы с передвижением грузинских граждан в Давит Гареджа, почему там появляются азербайджанские пограничники и преграждают им путь. Грузинская общественность также в недоумении от того, почему же собственное государство не пресекает такие ситуации и почему необходима волна общественного возмущения, чтобы оно расшевелилось и защитило грузинские интересы, a не поступало наоборот, помогая противоположной стороне, как это сделала своим небезызвестным заявлением заместитель министра иностранных дел Н.Каландадзе, в свое время случайно появившаяся в политике. Но это другая проблема, которая является чисто грузинской, имеющая сугубо внутриполитический характер и которая в принципе не имеет однозначного объяснения (кроме если не квалифицировать действия грузинской власти как прямое предательство). Что же касается подхода азербайджанской стороны к проблеме, то она достаточно легко объяснима, к сожалению об этом в Грузии никто не говорит.

Азербайджанцы уверены, и не без основания, что согласно границам советского периода между Азербайджанской ССР и Грузинской ССР часть монастырского комплекса (именно - Бертубани) формально находится на азербайджанской территории. Грузинская сторона знала об этом достаточно давно, лично мне доводилось читать записку начальника Департамента по охране границ Грузии Валерия Чхеидзе президенту Шеварднадзе от 1997 года, в которой говорилось, что Бертубани находится на азербайджанской территории и это затрудняет достижение согласия с азербайджанской стороной о делимитации госграницы. Но в отличие от Н.Каландадзе с ее "западным образованием" ни Шеварднадзе, ни Чхеидзе об этом не говорили прилюдно, т. е. не давали инициативу азербайджанским партнерам, в данном случае выступающим в роли наших оппонентов. Это элементарное правило дипломатии они знали, хоть и не смогли устранить проблему (естественно, что данное мое заявление не может быть использовано азербайджанской стороной в свою пользу, так как я - лицо неофициальное, а упомянутый выше документ 15-летней давности лишь цитирую по памяти, не предоставляя ее копии). Во время правления в Азербайджане Алиева-старшего, а в Грузии – Шеварднадзе проблема не обострялась, она начала напоминать о себе за поседнее десятилетие, когда в Давит Гареджа периодически начали появляться пограничники азербайджанского государства. Последнее обострение было лишь самым масштабным и резонансным из всех аналогичных инцидентов.

Азербайджанская сторона не случайно посылает своих пограничников в Давид Гареджа и не просто из-за того, что часть территории монастыря, называющегося азербайджанцами "Кешишдаг", находится в пределах прежнего Аз.ССР, т.е. сегодняшнего Азербайджана. Дело в том, что в современной национальной концепции Азербайджана его народ воспринимается как правопреемник христианской албанской культуры, процветавшей на территории появившегося позднее Азербайджана до прихода тюрков-сельджуков в Закавказье, когда Албания была исламизирована. Современную азербайджанскую политическую элиту раздражает тот факт, что Давит Гареджа за последнее время стал объектом активного паломничества для верующих, и особенно одной из основных целей посещения для иностранных туристов, приезжающих в Грузию, которым грузинские же гиды "скрывают" "албанское прошлое" монастыря. Именно поэтому азербайджанские пограничные иногда появляются там и портят настроение посетителям монастыря, а также монахам. Кроме того, подчеркивание Азербайджаном своих прав на монастырский комплекс служит политическим инструментом в споре с армянами, с которыми у азербайджанцев далеко не партнерские отношения. Христианская Албания должна служить обоснованием исторических прав современного Азербайджана на Нагорный Карабах и еще некоторые другие приграничные с Арменией территории, где есть древние христианские храмы армянского или албанского (суть вопроса) происхождения.

Но превращениe Давид Гареджа в арену приграничного спора между Азербайджаном и Грузией не сулит реальной выгоды ни одной из сторон. Подобные действия азербайджанцев будут наталкиваться на сильное противодействие грузинской общественности, а после смены режима в Грузии и грузинского государства тоже. К сожалению, Азербайджан не соглашается на неоднократно предложенный ему грузинской стороной обмен территориями - это понятно, ведь Азербайджан интересует не просто территория, а именно исторический памятник. Это право Азербайджана. Но Грузия должна делать упор на том, что территория территорией, а Давид Гареджа уже в течение многих веков принадлежит Грузинской православной церкви. То есть, у монастыря есть собственник, пусть и "иностранный" в глазах азербайджанцев. А в собственность не вторгаются с вооруженными пограничниками. Это примерно то же самое, если бы грузинские полицейские вошли в главную мечеть в Тбилиси либо в Марнеули на том основании, что "это грузинская территория". С другой стороны, нам, грузинам, не стоит нагнетать антиазербайджанскую истерию и понять суть проблемы, указывая нашим соседям на бесперспективность подобных действий, при этом не вступая с ними в нескончаемые дискуссии исторического характера. Давид Гареджа территориально может принадлежать двум разным государствам, но он остается единым целым, как монастырь. Нет вины грузин в том, если древние албанцы исламизировались, а они остались верны христианству. Главное, гарантировать свободный доступ в монастырь грузинских монахов и посетителей, пусть азербайджанцы тоже привлекают туда приезжающих к ним туристов со своими азербайджанскими же гидами и рассказами об истории этого комплекса, если захотят. В таком случае будет паритетная ситуация и никого не должна заботить формальная граница. Посещение той части монастыря, которая находится с азербайджанской стороны, не должно восприниматься официальным Баку как нарушение границы. Главное, сохранить дух взаимопонимания между двумя нашими народами и государствами.

Гулбаат Рцхиладзе

Статьи по теме
Партнёры