Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
15.05.2012
Идеологический принцип и необходимость оппозиционного сотрудничества

В заявлении, сделанном в связи со своим появлением на политической арене, Бидзина Иванишвили четко обозначил те политические субъекты, сотрудничество с которыми в любой форме он исключил априори. Этих политических субъектов условно можно разграничить друг от друга по категориям.

К первой категории относится та часть оппозиции, которая была дискредитирована в глазах довольно большой части общества из-за фактического отказа от оппозиционной деятельности и нескрываемого сотрудничества с властью (т. н. "христианские демократы", Г. Тортладзе по кличке "подош", партия Гамкрелидзе и др.). Можно сказать, что исключение сотрудничества с этой категорией вытекало из морального императива, но кроме того, данное решение было оправдано и с позиций политической целесообразности. Иванишвили отказался от сотрудничества с непопулярными, безрейтинговыми партиями (хотя власть и особенно американские институты прилагают большие усилия для создания мифа популярного политика в лице шефа "христианских демократов"), которые вызывают раздражение у абсолютного большинства протестного электората. Своим решением Иванишвили выразил принципиальную и непримиримую позицию, которая не могла подразумевать полюбовные отношения с властью. Поэтому отказ Иванишвили от сотрудничества с этой категорией нужно оценивать правильно как с моральной, так и прагматичной точки зрения.

Относительно слабым ходом со стороны Иванишвили было исключение сотрудничества в любой форме с бессменным лидером "лейбористов", так как это его решение было скорее обусловлено личностным мотивом, нежели принципиальными политическими соображениями. Думается, что для Иванишвили было бы выгоднее, возвысить себя над прежними выпадами со стороны "лейбористов"; если бы они выразили желание сотрудничать, инициатива находилась бы в руках Иванишвили, ну а если бы они продолжили изливать грязь в его адрес, этим они навредили бы только себе. Однако Иванишвили фактически выделил "лейбористов" в отдельную категорию из тех субъектов, с которыми сотрудничество он исключил с самого же начала. Правда, рейтинг "лейбористов" сегодня далеко не так высок, как прежде, но в отличие от первой категории, очень трудно обвинить "лейбористов" в прямом сотрудничестве с властью и, что важнее, такое решение Иванишвили принял на основе личной обиды, и это стало очевидным фактом.

Чуть позже в "черный список" Иванишвили появилась и третья категория политических субъектов - в частности, те партии и политики, которые оказались неприемлемыми для него не по моральным, электоральным или личностным (эмоциональным) соображениям, а идеологически. До последних двух, максимум трех лет политические партии в Грузии почти никакого внимания не обращали и не придавали значения идеологическому фактору, вопрос ценностей для них стоял на втором плане, между партями не шла какая-либо идеологическая борьба, наблюдалась лишь нескончаемая социальная демагогия. Иванишвили относительно четко выразил свои идеологические ориентиры и заявил, что для него определенные идейные принципы важнее, чем тактическое сближение с чужими и неприемлемыми в этой связи политическими субъектами.

С одной стороны, это было правильным и нужным решением, однако если присмотреться чуть по-внимательнее, обнаруживается, что содержательно оно противоречивое.

В частности, Иванишвили, выразив свою преданность к т. н. "западным ценностям", "евроатлантическому выбору" и к похожим стереотипам, утвердившимся за последние двадцать лет, параллельно признал необходимость урегулирования отношений с Россией, смело уличил губительную роль режима саакашвили в развязывании войны 2008 года и т. д. Правда, у Иванишвили и его окружения нет и не может быть аргументов относительно того, каким образом они собираются сотворить чудо и достичь одновременно как "интеграции в НАТО", так и урегулирования отношений с Россией, но сейчас речь у нас не об этом. Главное сейчас то, что Иванишвили, правда, озвучил аналогичные озвученным властью условно западные ценности, однако в отличие от той же власти сделал акцент на урегулирование с Россией, безо всяких утопических предварительных требований ("сперва деоккупация, затем - дипломатические отношения") к Москве.

В это же время проясняется, что идеологически неприемлемыми для Иванишвили являются именно те политические силы, которые ориентированы на урегулирование с Россией. Как известно, среди них выделяется Нино Бурджанадзе со своим "Демократическим движением". В отношении Бурджанадзе не смогли озвучить какую-либо претензию иного рода, кроме ее "пророссийской" ориентации. Правда, из стана Иванишвили время от времени звучат и личные претензии к Бурджанадзе, но по сути "преступление" Бурджанадзе состоит в том, что она встретилась с Владимиром Путиным и делает акцент на отношения с Россией. Совсем недавно озвученные от имени Иванишвили в газете "Хроника" личностные претензии к Бурджанадзе были опровержены самим Иванишвили, что еще раз подчеркивает идеологическую подоплеку антагонистического отношения к Бурджанадзе. Конечно, вероятность того, что недоверие Иванишвили к Бурджанадзе подогревается окружением олигарха из-за банальных и узкопартийных интересов, допустимо и даже весьма реально, но на поверхности то, что сотрудничество с Бурджанадзе не происходит по причине идеологических различий, а эти самые различия, оказывается, связаны с отношениями с Россией (тем более, когда Иванишвили, кроме Бурджанадзе не сотрудничает с еще одной "пророссийской" силой - К.Кукавой). А ведь как было отмечено выше, Иванишвили сам поддерживает основную идею этого курса - безоговорочное восстановление дипломатических отношений с Россией. Вокруг темы урегулирования отношений с Россией ему также нужны союзники, как и в вопросе "евроатлантической интеграции", однако Иванишвили почему-то однобоко предпочитает сотрудничество с "прозападными" силами.

Именно поэтому я утверждаю, что решение Иванишвили, отказаться от сотрудничества с Бурджанадзе и вообще с условными "пророссийскими" силами, противоречиво и неправильно. Тем более, что сотрудничество не означает слияние партий. Сама Нино Бурджанадзе никогда не выражала желание, вместе со своей партией объединиться с "Грузинской мечтой" в каком-либо статусе или же выступить на выборах в рамках одного блока. Но между оппозиционными партиями необходима координация, взаимодействие в рамках избирательных комиссий, представления кандидатур мажоритарных депутатов и еще во многих других технических вопросах. Общество требует, чтобы между реальными оппозиционными силами было сотрудничество, а не склоки и передрязги.

Общественное мнение также однозначно ориентировано на восстановление отношений с Россией, более того, на политическое сближение с близким нам ментально, цивилизационно, культурно и религиозно русским народом. Совсем недавно Социологическая служба Института Евразии провела опрос студентов нескольких вузов об их отношении к странам бывшего Советского Союза, и мы получили однозначные цифры - 74% опрошенных грузинских студентов наиболее близкой по духу и истории страной считает Россию (и это несмотря на то, что власть проводит ярую антирусскую пропаганду в первую очередь среди студентов). Согласно итогам опросов самого Фонда Сороса, опубликованным меcяцев пять-шесть назад, 48% населения Грузии согласнo на углубление отношений с Россией даже во вред отношениям с Западом; а переход к мирной политике в отношении с Россией вообще поддерживает более 80% грузинских граждан, это признают даже самые тенденциозные американские "эндеай/айрай". Исходя из этого, чрезмерно прозападный имидж будет вредить Иванишвили, ничего не давая ему взамен, тем более что существует риск, что этот самый излишне прозападный имидж будет воспринят как антирусский имидж. Сотрудничество с Бурджанадзе не означает отказа от идеологических принципов, наоборот, желание Иванишвили, урегулировать существующие с Россией проблемы, будет более убедительным как в глазах грузинских избирателей, так и собственно российских политиков (а ведь это опять же в интересах Грузии). Сотрудничество такого типа, которое подразумевает координацию предвыборных действий, а не смешения друг с другом, будет приемлемо и для Запада тоже. Поэтому я уверен, что в данной ситуации мы дело имеем со злым умыслом части окружения Иванишвили, хотя сам господин Бидзина должен понять это и принять правильное решение. То, что он в силах принимать такие решения, известно и подтверждено на практике. Будем надеяться, что он не ошибется и на сей раз.

Однако вне зависимости от того, какие решения примет Иванишвили, считаю необходимым создание т. н. "третьего политического полюса", который идеологически будет твердо стоять на базе православных национальных ценностей, в лице одного альянса. Создать подобный альянс могут Нино Бурджанадзе и Каха Кукава. Можно только приветствовать, что оба эти политика не исключают такую возможность.

Гулбаат Рцхиладзе

Статьи по теме
Партнёры