Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
30.04.2012
"Лев русской армии" как исторический ориентир для будущих грузинских военных, и не только для них

Мы уже не раз писали о значении истории для успешного функционирования современного общества и государства, а также о том, какое важное значение могут иметь отдельные исторические личности в отношениях между народами, в частности, между грузинским и русским народами - конкретно, речь шла о Сталине - выдающемся русском государственном и военном деятеле грузинского происхождения.

Но история Грузии сама по себе очень богата фактами и личностями, на которые может и должен ориентироваться народ. Вместе с тем многие из этих фактов и личностей подталкивают нас, осознать духовную близость и даже единство грузин и русских. Неудивительно, что сегодняшние власти в Тбилиси, сделавшие враждебную политику по отношению к России своей идеей фикс, насколько они в состоянии сделать это, пытаются путем грубого, ненаучного и ангажированного пересмотра исторической истины дискредитировать в истории и народной памяти все те личности, которые олицетворяют такую русско-грузинскую близость. Главной их мишенью совершенно логично стал Сталин (это нескрываемая государственная "политика"), но отчасти также царь Ираклий Второй. Однако есть еще и просто игнорируемые сегодняшней "политической элитой" Грузии достойные грузины, олицетворяющие духовное единение двух братских народов. Такой поистине выдающейся фигурой в первую очередь является Петр Иванович Багратион, прозванный современниками "львом русской армии".

Сегодняшних грузинских студентов, а тем более школьников, не знакомят или знакомят очень бегло с личностью Багратиона. Вряд ли наберется хотя бы несколько десятков студентов и учеников по всему Тбилиси, которые могли бы ответить, бронзовый памятник кому стоит на улице Горгасали, у юго-западных ворот старого Тифлиса.

Естественно, что практически ничего не знаeт о пройденном Багратионом пути абсолютное большинство грузинских офицеров и солдат. Хотя грузинской армии, как таковой, сегодня практически нет - ей учинило разгром собственное руководство, сперва втянув армию в неоправданную авантюру, пренебрегая жизнями собственного мирного населения в Цхинвали, а позднее устроив убийства, аресты и избиения лучших офицеров в рамках так называемого "мухрованского бунта". Власть сегодня хвастается тем, что в Грузии удалось очередное "чудо" - собрали несколько бронемашин и беспилотных летательных аппаратов, эффективность которых пока сомнительна, но гораздо важнее, что у вооруженных сил Грузии на данный момент нет ни достойных военачальников, ни боевого духа, ни правильных идеологических и исторических ориентиров. Но такое состояние изменится вместе со сменой режима, и тогда Багратион должен стать объектом гордости и примером подражания для современных грузинских военных.

Тут не подразумевается обывательская псевдопатриотичная гордость "за земляка", в духе известного персонажа "Минино" Георгия Данелия. Как уже было отмечено, личность Багратиона олицетворяет в первую очередь как военную доблесть, так и духовное родство и даже единение грузинского и русского народов. Возможным возражениям типа того, что автор этих строк предлагает использовать личность Багратиона с целью подчинить грузинскую армию России (так как Багратион был русским генералом, служил России) можно ответить прямо: Багратион воевал как за русский, так и за грузинский народ. Этот довод можно аргументировать описанием характера войны Наполеона с Россией в 1812-ом году.

У Багратиона много военных заслуг, но главным образом oн известен как герой Отечественной войны 1812 года. В Грузии абсолютное большинство населения (вопреки желанию режима), слава Богу, войну 1941 - 1945 годов считает Отечественной, то есть своей. Но война 1812 года даже в советскую эпоху, когда место имела другая крайность - народу чересчур искусственно навязывали мифологию о "дружбе народов", в Грузии не воспринималась как "своя война". Но на современном этапе в Грузии следовало бы обратить более пристальное внимание на грандиозные события 1812 года и переосмыслить эту войну. Недавно глава РПЦ, святейший патриарх Кирилл отметил то влияние, которое Отечественная война 1812 года возымела на состояние духовности в России. Действительно, после модного французского "просвещения" и увлечения русской элиты масонством наступило прозрение, возвращение к православным истокам. Это в первую очередь касается самого государя-императора Александра, на которого война произвела огромное впечатление. Отражением перемен во взглядах царя можно считать сложившуюся про него в народе легенду, что в 1825 году он не умер, а лишь инсценировал свою кончину, втайне от всего окружающего мира став монахом... Все последующие императоры были глубоко верующими людьми. Почти весь 19-ый век стал веком возрождения Православия на Руси, именно в эту эпоху русская философская мысль и русская литература достигли своего наивысшего расцвета, русские ученые сделали свой огромный взнос в быстрое развитие естественных наук и технический прогресс человечества. Правда, позже и в Россию проникла европейская бацилла национализма, возникли шовинистические, а также марксистские течения и т. д., что очень навредило и наконец, погубило империю, но до того момента, начиная с 1812 года, прошло больше века.

Поэтому войну 1812 года нельзя считать только "войной для русских". Победа Наполеона не оказалась бы простой сменой одного императора другим, русского языка в Грузии на французский. Нет. Это была реальная "цивилизационная" война, за сохранение своих традиций, своей идентичности, своего вероисповедания. В конце концов недаром война 1812 оценена как "отечественная" и с самого ее начала русский царь обратился к "нации". Поэтому Багратион, осознавая того или нет, воевал и за свою историческую родину, за свой народ, представителем царского рода которого он являлся. Без России Грузии тогда явно "светило" возвращение под турецко-персидское иго, сама Россия оказалась бы под властью более прогрессивной, но также совершенно неприемлемой Франции. Широко известная правдивая мысль о том, что "история не имеет сослагательного наклонения", в данном конкретном случае не действует и звучит наивно.

В книге Евгения Анисимова "Генерал Багратион. Жизнь и война" (М.:2009, есть и в интернете ), спонсором которой выступил яркий представитель грузинской диаспоры России - бизнесмен и меценат, президент Всемирного конгресса народов Грузии Александр Иосифович Эбралидзе, представлено много интереснейших эпизодов из биографии Петра Багратиона. В данном случае интересен эпизод, когда в словесной перепалке с генералом Барклаем де Толли генерал Багратион накричал на него следующие слова: "Ты немец! Тебе все русское нипочем!" - будто забыв, что он сам тоже нерусский по происхождению. Но дело в том, что германофобия была достаточно распространенным явлением в тогдашней русской военно-политической элите, но она не имела националистический и шовинистический характер в узком смысле этого слова. Германофобия в России - особый исторический феномен, который следует рассматривать отдельно (см. напр.: Сергей Сергеев: "Императорские мамелюки"), но интересно другое: Багратион не болел склерозом и не мог забыть, даже в пылу спора, что он "тоже не русский", а грузин по происхождению (также как и Барклай был немцем - на самом деле, точнее - шотландцем по происхождению, но русским генералом, как Багратион). Тем более, что он был не просто этническим грузином, а представителем именитой царской династии Багратионов. Получается, что слово "русский" для Багратиона имело собирательный смысл (как и слово "немец"), линия между "своими" и "чужими" не пролегала между русским этносом с одной стороны и другими коренными этносами, составляющими Российскую империю, каковыми нельзя считать "немцев" (европейцев), как таковых.

Нужно еще учесть - Багратион не говорит и не имеет ввиду, что раз Барклай немец, он не служит России как надо, и тем более, что предает ее интересы (это было бы совершенно непростительным оскорблением и недостойным поведением); нет, но он не довольствуется профессионализмом и честностью, для него Родина - Россия эмоциональное, душевное состояние, чего он, будучи (православным) грузином, не видит в немце Барклае.

Кто-то наверное возразит, что Багратион просто "русифицированный" грузин. Но ни в коем случае, он рос в грузинской семье, его отец до конца своих дней в Кизляре так и не научился свободно изъясняться по-русски, и он сам говорил с акцентом. Поэтому Багратион - особый феномен, требующий особого подхода и уважения как со стороны русских, так и грузин.

Отрадно, что в грузинской диаспоре России, в лице опять-таки упомянутого выше Александра Эбралидзе, есть понимание этой особенности титанической фигуры Багратиона. Его стараниями историческая справедливость вскоре будет восстановлена - в Санкт-Петербурге появится-таки памятник Багратиону (см. "Князь Петр вышел из огня"), за что господин Эбралидзе достоин искренней благодарности как со стороны российских, так и грузинских граждан. Безусловно, это - событие с отнюдь немаловажным политическим значением - в самом позитивном смысле.

Легендарное бесстрашие Багратиона, преданность вере и отечеству, вкупе с его полководческой интуицией и дальновидностью, присущими самым великим военачальникам, делают его незаменимым ориентиром для будущих поколений грузинских офицеров и и солдат, как и всего общества.

Гулбаат Рцхиладзе

Статьи по теме
Партнёры