Наша страничка на Facebook
Партнёры
Главная страница
Анализ
19.10.2011
Бидзина Иванишвили и тема объективности масс-медиа

Означают ли недавно сделанные жесткие высказывания Бидзины Иванишвили в адрес некоторых элетронных СМИ Грузии, что миллиардер пытается монополизировать общественное мнение, подкупить журналистов и подчинить их себе? На этот вопрос, а также некоторые другие вопросы, связанные с появлением Иванишвили в грузинской политике, руководитель Института Евразии Гулбаат Рцхиладзе отвечает журналистке ежедневной газеты "Ахали Таоба" Шорене Гонгладзе.

– Заявление Бидзины Иванишвили о начале его политической деятельности вызвало разброс мнений. Какова Ваша оценка в этой связи?

– Такое разнообразие мнений естественно. Наш политический спектр условно можно разделить на две части. Первая часть состоит из власти и т. н. умеренной оппозиции, которые довольны существующим положением и у них действительно есть основа для опасений из-за появления новой сильной фигуры, так как Иванишвили создает угрозу их положению. Вторая часть это тот оппозиционный спектр, который из-за своей непопулярности, ошибок или по другим каким-то причинам осталась не у дел и на появление Иванишвили смотрит с надеждой, прилипнуть к нему и таким образом спасти себя. Только очень тонкий слой оппозиции настроен нейтрально и оценивает ситуацию не из соображений собственной выгоды. Думаю, Иванишвили понимает это, в его заявлении должно быть сказано неслучайно, что он долгое время наблюдал за политическими партиями, а в итоге решил создать свою собственную партию. Это было бы очень правильным шагом. Главное сейчас, какая партия будет создана, с какой идеологией и с какими кадрами.

Лично я, как и абсолютное большинство грузинских политологов и комментаторов, не знаком с господином Бидзина и не владею никакими информациями о нем, кроме скупых данных, имеющихся в прессе. Но скажу откровенно, до сих пор у меня к нему был скорее отрицательный, нежели положительный настрой. Причиной тому была его политическая пассивность. Я считал, что личность его масштаба должна заниматься активной деятельностью именно на политическом поприще ради спасения страны, так как благотворительность это хорошо, однако она не поможет стране, изменения в масштабах всей страны могут осуществиться лишь с помощью политики. Признаюсь и в том, что сейчас, когда Иванишвили озвучил свое решениe, у меня радикально изменилось мнение о нем и появилось основание для оптимизма, что будет создана сила, которая будет реально противостоять существующему режиму и не продастся. Ясно, что не только у меня создалось подобное впечатление, у большой части общественности внезапно появилась надежда и возникла даже некоторая эйфория.

– Насколько реальным конкурентом для Саакашвили считаете Бидзину Иванишвили и какие у него шансы?

– Иванишвили не считался политиком, но общественность внутренне ожидала и даже желала его появления в политике. Это желание особенно чувствовалось в 2008 – 2009 гг., на пике протестной волны. Убежден, что если бы он принял участие во внеочередных президентских выборах 5 января 2008 года, он бы выиграл эти выборы с большим перевесом. После того ситуация успокоилась, большая часть народа страдает нигилизмом, поэтому интерес к Иванишвили относительно тоже поубавился. Но несмотря на это, он остается рейтинговой личностью, который имеет огромный политический потенциал, если он сможет направить этот потенциал по правильному пути. Политическая пассивность Иванишвили все же имела одно преимущество и он на сегодня наиболее хорошо "сохранившаяся" фигура, столько времени он был нейтральным, а сейчас, на фоне всех изношенных фигур, а к этим "изношенным" нужно причислить и Саакашвили, он выглядит достойно. Его тихая благотворительность за все последние годы, которая не скрывается, заслуженно снискала ему доброе имя. Так что, в лице Иванишвили появился серьезный конкурент не только лично для Саакашвили, но и для всего его режима, а он, насколько могу судить по первым впечатлениям, не намерен отступать.

– Иванишвили уже назвали российским проектом...

– Я бы желал, что вы, журналисты, вообще игнорировали эти "российские" кошмары грузинских властей. Сначала такие обвинения были возмутительны, потом стали смехотворными, а сейчас уже вызывают просто скуку. Это нельзя комментировать серьезно. Власть пытается постоянно держать оппонентов в оборонительной позе, а самой владеть инициативой. Но народ уже понимает такие трюки, у саакоидов методы устарели, Россия, как образ врага, больше не действует. Поэтому нужно полностью игнорировать такие глупости, пусть Сааков-Саакашвили сам оправдывается по поводу российских связей своего дяди и некоторых членов правительства. Иванишвили поступит правильно, если не обратит внимание на бред "националов" и одним из своих главных приоритетов сделает улучшение отношений с Россией, поспособствует русско-грузинскому диалогу между свободными экспертами, поддержит восстановление экономических связей и смягчение визового режима.

– Появление Иванишвили в политике фактически вызвало панику у национальных телеканалов. Указывает-ли данный факт на аналогичное состояние власти?

– Конечно, национальные телеканалы – национальные как в смысле вещания на всю страну, так и в партийном смысле, довольно точно отражают существующие во власти настроения, отношение власти к тому или иному вопросу. Я уже сказал, что появление Иванишвили в политике создает угрозу беззаботному положению власти. Так что ничего удивительного в острой реакции этих телеканалов нет. Но если разрешите, я хотел бы коснуться той части заявления Иванишвили от 7 октября, которая вызвала эмоции среди владельцев и журналистов "Маэстро" и "Кавкасиа". Многим не понравился тот тон и то содержание, с которым господин Бидзина к ним обратился. Но требуется больше наблюдательности, что стоит за этими словами, что читается между строк. Вообще, любому начинающему политику или желающему прийти в политику, профессионалы советуют установление хороших отношений с масс-медиа и журналистами. Конфронтация со СМИ крайне невыгодна для политика. В грузинской реальности это вызвало то, что зачастую политики льстят и заискивают перед журналистами, сыпают их комплиментами, в прямом эфире идет почти фамилярный разговор... На этом фоне мне, и думаю, большому количеству людей, даже понравился иной подход Иванишвили. Было бы неправильно, если журналисты сейчас потеряете время и энергию на объявление "журналистской солидарности". Иванишвили не кажется той личностью, которая намерена заглушить свободную мысль. Но а горькие слова должны выслушивать в свой адрес в том числе и журналисты, воспринимая это как критику, а не как "разговор с шалавой" (как об этом заявил владелец ТВ "Маэстро" Глонти). В шалаву их превратила власть, когда устроила погром на ТВ "Имеди", а потом незаконно поменяла его владельцев, запугала и подкупила тамошних журналистов, установила тотальный контроль над национальными каналами и заставляет журналистов "петь" так, как это захочется ей самой. В "шалаву" превратилось каждое средство массовой информации, которое не то что во время августовской войны, но и задолго после нее побоялось сказать правду...

Теперь вернемся к "Маэстро" и "Кавкасии". Руководители этих TB заявляют, что они не являются "оппозиционными каналами". В заявлении Иванишвили была именно такая формулировка. Хорошо, формально "Маэстро" и "Кавкасиа" правы, телевидение не должно быть про-властным либо оппозиционным, телевидение должно быть объективным. Но нельзя воспринимать слово "оппозиционное" в данном контексте, как требование необъективности. "Оппозиционное" в данном случае не означает "партийное", а "оппозиционное телевидение" – стоять на службе у партий. В Грузии сегодня такая ситуация, что власть контролирует мощные рычаги пропаганды – основные телеканалы. Посмотрите на их журналистов. Они сами себя рассматривают в качестве составной части определенной политической системы, некоего звена, осуществляющего политический процесс. Они настроены как солдаты. В них лежит достаточно большая доза фанатизма. Они, конечно, за деньги, но вместе с тем идейно служат режиму.

Такой пропагандистской машине не противопоставишь до конца объективное, точнее сказать, нетенденциозное телевидение. Думаю, что руководителей "Маэстро" и "Кавкасии" латентно больше пугает факт разгрома "Имеди". Этот факт содержится в их памяти, поэтому они избегают оппозиционный статус и делают акцент на "объективность". Но они должны понимать, что власть ведет пропаганду, как войну, а в такой ситуации без тенденциозности сопротивление не получится. Более ясно: Объективность – дa, приемлема, но нужна и тенденциозность. Это вовсе не взаимоисключающее заявление. Допустим, место имел какой-то факт, выгодный для власти. Этот факт ты не скрываешь, но не освещаешь масштабно, в меньшей степени приглашаешь представителей власти в студию... Это не является необъективностью, но есть тенденциозность, то есть отражает определенную тенденцию без того, чтобы сказать ложь и скрывать факты. Государственные каналы, как Вам известно, идут гораздо дольше этого, распространяют слухи, в отношении отдельных личностей устраивают черный пиар, не страшаться и других грязных дел. Народ хоть и понимает это, но все делается настолько тотально и удручающе, что эффект все же есть. Народ поддается информационному давлению и смотря и выслушивая их, теряет ориентиры.

Малобюджетные, визуально менее привлекательные и к тому же политически "мягкие" телевидения, настроенные на "объективность", не в состоянии нейтрализовать эту ситуацию, тем более, в студии в качестве экспертов они приглашают одних и тех же лиц, абсолютное большинство которых в большей или меньшей степени сотрудничало и сотрудничает с западными организациями. Думаю, что Иванишвили уловил и ввиду имел этот момент. В конце концов, он тоже телезритель.

Хочу непременно отметить еще один момент: главная беда грузинской политики, что в грузинской политике нет капитала грузин. Посмотрите, что получается: появляется какой-нибудь состоятельный грузин, например, был Бадри Патаркацишвили. Началась вопль, как это, оказывается, можно допустить деньги "олигарха" в политику. Потом появился Александр Ебралидзе. Этот человек искренне желает помочь стране, но и ему не дают такую возможность. Теперь, оказывается, и Иванишвили не годится, и его деньги – "российские". Так на какие средства должна существовать политическая партия, в нашем конкретном случае – телевидение? Средний класс либо даже крупный грузинский бизнес, политику, кроме власти, по понятным причинам, не сможет финансировать, даже при желании. За счет одной рекламы в Грузии, к сожалению, не сможет функционировать телевидение, так как расходов значительно больше, чем доходов. Так какие источники остаются? Остается только два источника финансирования: дарованные властью деньги (может бюджетные, может быть и подпольные) и пожертвования западных государств, которые также не выдаются бескорыстно. Хотим мы такие телевидения? Разве так будет демократичнее, чем если бы грузинский человек, Бидзина Иванишвили, взял их на содержание в течение некоторого времени? Пусть господа Глонти и Акубардиа лучше сперва ответят на этот вопрос, а потом ругают Иванишвили.

– Не совсем явно, однако Иванишвили всегда воспринимался в команде, поддерживающей Саакашвили, но вдруг они оказались на различных орбитах. Насколько велик шанс того, что все это является началом еще одной большой политической игры?

– Tакое впечатление создала скорее политическая пассивность Иванишвили, к тому же на него нападала часть СМИ и обвиняла его в альянсе с Саакашвили. Но я не понимаю, чем может Саакашвили заинтересовать Иванишвили, чтобы он принял участие в такой позорной игре. У Саакашвили нет рычагов воздействия на него, у господина Бидзины не имеется ни одного бизнеса в Грузии, все его активы размещены в различных иностранных государствах, главным образом в России.

– Без международной поддержки трудно, чтобы неполитическая фигура с такими амбициями, безо всяких предпосылок так смело и самоуверенно включился в политику той страны, где в связи с внезапной кончиной неприемлемых для власти политиков по сей день существует множество неотвеченных вопросов.

– Уже восьмилетний разгул Саакова-Саакашвили страну морально довела до того, что люди не верят почти ни во что. Тем более, нам кажется немыслимым, что кто-то, будь то Ебралидзе, Иванишвили или другой, решит бескорыстно помочь стране и не испугаться существующих опасностей. Повторяю, я не знаком с господином Бидзиной, не имею претензий и на знание того, что случится, но его первые заявления и шаги мне кажутся позицией человека, движимого правдолюбием, человека, который переживает за страну. Ели я ошибаюсь, станет ясно очень скоро.

– Как Вы думаете, кто стоит за Иванишвили?

– За Иванишвили стоит опять же сам Иванишвили, то есть, решение, включиться в политику, он принял сам.

12.X.2011.

Статьи по теме
Партнёры