ჩვენი გვერდი "ფეისბუქზე"
პარტნიორები
ტრიბუნა
თავფურცელი
ანალიზი
22.09.2010
საქართველო ადგილობრივი არჩევნების შემდეგ

ჩვენი საიტის მკითხველებს ვთავაზობთ ევრაზიის ინსტიტუტის ექსპერტის გიორგი ვეკუას ანალიზსა და პროგნოზებს 30 მაისის ადგილობრივი არჩევნების შემდეგ შექმნილ პოლიტიკურ ვითარებასთან დაკავშირებით. მასალა რუსულ ენაზე დაიწერა ახალი რუსულ-ქართული საექსპერტო საიტისთვის Georgiamonitor.org .

30 мая прошли выборы в местные органы власти в Грузии. Эти выборы имели несколько особенностей: во-первых, они были первыми после августовской войны 2008 года, во-вторых, мэра Тбилиси впервые могли выбирать напрямую сами жители грузинской столицы.

Однако оказалось, что у этих выборов были и другие любопытные моменты, о которых чуть ниже.

Чтобы оценить контекст ситуации, в которой прошли местные выборы, надо знать предысторию, как минимум на полтора года назад, особенно после августовской войны 2008 года.

В Грузии был острый политический кризис 2007-начала 2008 года, во время которого президент Саакашвили его сторонники чуть не лишились власти. После силового разгона митинга 7 ноября, Саакашвили вынужден был назначить досрочные президентские выборы, датой которых определил 5 января 2008 года. Несмотря на разгром главного оппозиционного канала «Имеди», принадлежавшего тогда олигарху Бадри Патаркацишвили, возмущение от действий властей в Тбилиси, да и в других городах Грузии оказалось столь сильно, что Саакашвили умудрился проиграть на досрочных президентских выборах своему главному оппоненту Гачечиладзе не только в столице, но и во многих городах Грузии. И это несмотря на максимальное использование административного ресурса, телевизионной пропаганды, обличительных и как оказалось позднее, сфабрикованных материалов, «разоблачающих» оппозиционных деятелей и т.д. Лишь благодаря голосованию в сельских районах и в регионах, населенных этническими меньшинствами (азербайджанцы, армяне), где сама процедура голосования и атмосфера выборов в целом вызывали сомнения, Саакашвили сумел избежать второго тура, зафиксировав в свой актив 53 процента голосов.

Однако уже через несколько месяцев правящая партия почти оправилась от потрясения. Она сумела консолидировать свои ряды, в то время как оппозиция, временно объединившаяся на президентских выборах, опять развалилась, а некоторые активные оппозиционеры даже вошли в неформальный союз с Национальным движением Саакашвили. В результате, парламентские выборы в мае 2008 года завершились разгромом оппозиции, которая не смогла убедительно доказать даже своим сторонникам, что победа националов была результатом лишь фальсификации. Кстати, оценивая те выборы, можно сказать, что некоторые технологии, принесшие власти успех на местных выборах 2010 года, были использованы уже тогда.

Но в августе 2008 года произошла война между Грузией и осетино-абхазскими силами, которых поддержала Россия. В результате правящая партия Грузии и власть опять оказались перед серьезными вызовами. Например, торжественное и главное обещание Саакашвили во время избирательной кампании 2008 года, что он в свой второй срок объединит страну, принесшее ему немало голосов, совершенно явно полетело на свалку истории. Деморализованная было оппозиция вновь активизировалась. К ней примкнули новые фигуры, причем такие, которые совсем недавно стояли на вершине власти, в частности, бывший спикер парламента Нино Бурджанадзе и бывший премьер-министр Зураб Ногаидели.

Оппозиция, эмоционально подбадриваемая некоторыми представителями интеллигенции и шоу-бизнеса, назначила на 9 апреля 2009 года начало бессрочной акции протеста, которая должна была свергнуть правительство Саакашвили и вынудить его назначить новые президентские и парламентские выборы. Акция на самом деле началась и продолжалась несколько месяцев, но постепенно стала выдыхаться и слабеть, и, в конце концов, была свернута.

Крах весенней активности оппозиции придал второе дыхание власти. Ей практически удалось убедить большинство населения страны в том, что оппозиция беспомощна и не способна взять власть даже в те моменты, когда правящий режим ослаблен. К этому добавилось то, что оппозиция после очередного объединения весной 2009 года, вновь распалась и в ее рядах начался болезненный процесс перегруппировки сил. Таким образом, перед местными выборами сложились условия, благоприятствующие власти и мешающие оппозиционным силам.

Как результат, местные выборы повторили сценарий парламентских выборов в мае 2008 года, а в сельских районах результаты вообще напоминали «благополучный» для националов 2006 год. Перечислим некоторые особенности этих выборов:

Оппозиция была раздроблена как никогда. Часть оппозиционных партий вообще не приняла участие в выборах, окрестив их заранее проигранными, несправедливыми и нечестными. Впрочем, к активному бойкоту они тоже не призывали, ограничившись вялыми и довольно циничными комментариями. Те партии, которые приняли участие в выборах и называли себя оппозиционными, больше конкурировали друг с другом за второе место, чем бросали вызов правящей партии. Оппозиционность некоторых этих партий вообще приходиться ставить под сомнение, из-за их явных связей с властью и согласованностью с ней многих действий.

Правящая партия максимально использовала все свои ресурсы, в том числе финансовые, административные и пропагандистские. Особенно стоить отметить телевизионное освещение выборного процесса, когда потоки проправительственной информации буквально лились со всех главных телеканалов. Причем, речь идет не только о политической информации, а вообще – о создании выгодного властям психологического и эмоционального фона, настроя среди избирателей. Здесь использовалось все – постоянные репортажи об открытии каких-то новых объектов, в которых неизменно присутствовал либо сам Саакашвили, как лидер правящей партии, либо Гиги Угулава, кандидат на пост мэра Тбилиси от этой партии; концерты, телевизионные шоу и разные мероприятия с участием в основном членов и кандидатов от правящей партии; все это дополнялось самоуверенным и демонстративно веселым тоном у ведущих новостных программ и т.д. Оппозиция в основном не критиковалась жестко и прямо, а, как правило, мягко осмеивалась, как состоящая из неразумных, шаловливых и капризных детей. Впрочем, иногда некоторых из них называли по привычке «предателями» и «агентами Кремля», но прежняя истеричность в приклеивании этих ярлыков не присутствовала. Оказался довольно удачным и главный предвыборный слоган правящей партии: «Предстоит сделать еще больше», намекающий на «созидательный» характер политики Саакашвили.

Телевизионное освещение, призванное уверить население в непобедимости правящей партии и несерьезности оппозиции, было не единственным компонентом в подготовке власти к выборам. На этот раз было довольно широко использовано запугивание оппозиционно настроенного населения или оказание на него психологического давления. При этом, в сельских районах в основном происходило прямое запугивание представителями административных и правоохранительных органов кандидатов от оппозиции и активистов оппозиционных партий, их родственников, а Тбилиси обрабатывали население активисты правящей партии, часть из которых трудоустроена в структурах тбилисской мэрии.

Этот метод успешно проявил себя еще на парламентских выборах 2008 года, но на этот раз он принес еще более впечатляющие результаты. Правящая партия сформировала многотысячный корпус т.н. агитаторов – в основном женщин 40-55 лет из бедных социальных слоев, которые на постоянной основе работают в каждом корпусе и даже в каждом подъезде, еще задолго до выборов. Они составляют списки сторонников правящей партии, как и колеблющихся и активных оппозиционеров, входят в квартиры, разносят агитационные материалы Национального движения, проводят беседы и т.д. Эти женщины организованы чуть ли не по армейскому принципу, имеют «взводных начальников», координаторов микрозон (несколько городских корпусов), также среди агитаторов входят председатели т.н. «товариществ», часть из которых мужчины. Эти товарищества отвечают за связи жильцов с мэрией, но их председателей использовали во время этих выборов.

Целый день 30 мая, перед всеми избирательными участками в Тбилиси, в двориках сидели толпы женщин с блокнотами и карандашами. Они записывали всех пришедших на выборы и проводили с ними беседу после выхода с участков. Наблюдатели отмечали, что эти женщины периодически звонили своим «подопечным» (записанным как сторонники Национального движения) и требовали вовремя явиться на выборы, напоминая, что устройство на работу сына зависит от этого и т.д. В основном «жертвами» нац. активистов стали люди пожилого возраста, которые составляют значительный процент, если не большинство, пришедших на выборах. В результате был зафиксирован любопытный факт: нетипично высокая активность в Тбилиси в первые часы выборов. К 12 часам дня на многих участках проголосовало до 25 процентов избирателей, в то время как обычно на всех прежних выборах этот показатель в Тбилиси не превышал 10, максимум 15 процентов. Крайне энергичная и жесткая мобилизация Национальным движением своих сторонников или просто запуганных людей в первые часы выборов – характерная черта выборов 30 мая.

Оппозиция ничего не смогла противопоставить этим мерам власти. Их партии ограничились расклеиванием плакатов по городу и однообразными клипами по бесплатному эфиру телеканалов (избирательное законодательство предоставляет некоторое бесплатное время партиям, показавшим результат на предыдущих выборах). Ни одна оппозиционная партия не смогла купить рекламное время на телевидении. У оппозиции было некоторое количество довольно удачных лозунгов и предвыборных обещаний, но общий психологический фон перед выборами, разочарование населения в реальной способности оппозиции сменить власть, раздробленность оппозиционного фронта, скепсис влиятельных оппозиционных партий, не принявших участие в выборах, снизили мотивацию у потенциальных сторонников оппозиции и не смогли привлечь на ее сторону колеблющихся граждан.

Анализируя результаты выборов и ту политическую ситуацию, которая сложилась после них, можно заметить следующие моменты: начала складываться некая партийно-политическая система, которая внешне похожа на российскую. В этой системе одна партия является правящей и стабильно побеждает на всех или почти всех выборах, а несколько оппозиционных партий борются не столько за первое, сколько за второе место на выборах. Любопытно, что даже формула 1+3 (одна правящая и три оппозиционные партии) тоже идентичны в обоих случаях.

Специальная комиссия готовит, и уже почти подготовила изменения в конституции, согласно которым усиливается роль премьера в ущерб полномочиям президента. Становится очевидным, что Саакашвили хочет занять этот пост в 2013 году, когда истекает его второй срок, а на пост президента, по всей видимости, правящая партия выдвинет Угулаву, избранного на днях мэром Тбилиси. Еще одним результатом выборов стала окончательная утрата столицей Грузии статуса «оппозиционного центра», который сложился еще в ноябре 2007 года. В то же время т.н. «национальные окраины» сохранили статус «житницы голосов» для правящей партии, где она легко набирает 80-90 процентов.

Система, которая складывается после выборов, может быть вполне устойчивой, в том случае, если Саакашвили и его команда будут проводить осторожную политику, как внутреннюю, так и внешнюю. Если опять начнутся выпады против Церкви, жесткие действия полиции по отношению к гражданам, а оппозиция будет загнана в угол, не исключен новый взрыв, но, по-видимому, власть извлекла выводы из своей радикальной политики 2004-2006 годов и не будет совершать резких шагов. Также маловероятно со стороны правящего режима обострение отношений с Россией, начало каких-то боевых действий и пр. Хотя конфронтационная риторика, наверно, в некоторой степени все-же будет сохраняться. В то же время, собственный запас прочности у Грузии невелик и она очень сильно зависит от геополитической ситуации в мире и от экономической помощи Запада. Будет ли эта помощь продолжаться в прежних объемах после 2011 года, когда истекает срок действия трехлетней программы помощи по преодолению последствий войны 2008 года, неизвестно. Экономическая ситуация в стране и сейчас является непростой, свидетельством чему можно считать резкое падение курса национальной валюты по отношения к доллару и даже к евро, которое превысило 5 процентов за несколько дней. Что касается оппозиции, после выборов пока не проявились какие-то признаки консолидации в ее рядах, но происходят локальные перестановки, например, несколько довольно известных личностей покинули Альянс во имя Грузии И. Аласания, и часть из них перешла в партию Бурджанадзе. Лейбористы и Национальный форум по-прежнему ни с кем не планируют объединяться и лишь критикуют избирательную систему, считая ее гарантией победы Националов на любых выборах. Некоторые партии, в том числе партия Бурджанадзе, ратуют за проведение т.н. Народного собрания, которое иногда мыслится как чуть-ли не начало двоевластия в стране. Однако трудно сказать, что реально выйдет из этого начинания: если не будет какого-то яркого и важного события, которое пошатнет позиции правящей партии, эта инициатива вряд ли принесет серьезные плоды его участникам. Иначе говоря, если правительство Саакашвили не допустит каких-то грубых и непростительных ошибок в следующие два года, оно вполне может рассчитывать на выигрыш парламентских выборов 2012 года. Хотя к тому времени будет присутствовать некоторая психологическая усталость населения от хвастовства успехами правящей партией. На этих выборах такой усталости не наблюдалось: население лишь выходило из перенесенных шоков 2007-08 годов и ему необходимо была хотя бы иллюзия некой стабильности и ощущения успехов страны, что эксплуатировалось пиарщиками власти. Но если оппозиция останется такой же разделенной и по большому счету беспомощной, результат следующих выборов нетрудно будет предугадать.

Автор: Георгий Векуа

თემატური სტატიები
პარტნიორები
"სკივრი"